Category: образование

вера. любовь, надежда

Юный израильский гений

ЮНЫЙ ИЗРАИЛЬСКИЙ ГЕНИЙ

еcли у человечества еще нет лекарства от рака, если оно пока не осваивает Марс, если оно все еще не в силах победить голод и найти новые источники энергии, то это тoлько потому, что те еврейские гении, кoторые должны были совершить все эти открытия, сгорели в печах Освенцима!"

- Эли Визель.

Юный израильский гений совершил прорыв в нейробиологии

Израильский гений в своих исследованиях по физике открыл способы лучшего понимания неврологических феноменов. В возрасте 16 лет, когда друзья Амира были заняты сдачей вступительных экзаменов, он оканчивал первый курс бакалавриата по физике – и уже поступал в докторантуру. Руководство факультета физики и Центра неврологии Университетa имени Бар-Илана приняло беспрецедентное решение позволить юноше поступить в докторантуру – и очень скоро убедилось в его правильности. Гольденталь с отличием окончил бакалавриат и магистратуру. Кроме того, он публиковал статьи в международных научных изданиях и был выбран участником съезда лауреатов Нобелевской премии в Японии, нацеленного на сближение двух поколений людей, повлиявших на развитие мировой науки.

Его докторская диссертация представляет собой новый взгляд на неврологические заболевания, такие как эпилепсия, болезни Альцгеймера и Паркинсона.

В ближайшее время Гольденталь отправится в медицинский исследовательский центр в Германии вместе со своим руководителем, профессором Идо Кантером, деканом факультета физики и руководителем Центра многодисциплинарного исследований головного мозга имени Гонда.  Они приглашены старшим научным сотрудником в области неврологии для апробации своих наработок в лечении пациентов с повреждениями мозга.

«Я всегда интересовался физикой и биологией, но я и представить себе не мог, что смогу заняться исследованием, которое поможет больным людям, – говорит Гольденталь. – Мы приблизились к пониманию процессов, происходящих в головном мозге человека, таких как эпилептические припадки, но нам еще предстоит проделать огромную работу».

Профессор Кантер, всемирно известный физик, ставший профессором в возрасте 33 лет, каждый вечер отвозит Гольденталя на автобусную остановку после того, как подходит к концу очередной день их работы над исследованиями.  «Амир обладает талантом, необыкновенным во всех отношениях.  Он выиграл приз на конференции нобелевских лауреатов в Японии за лучшую исследовательскую работу, он читает лекции для первоклассных ученых и завоевал признание.  Я уверен, он займет высокое положение в обществе, в Израиле и во всем мире», – говорит профессор Кантep.

С такими, как у Амира Гольденталя способностями, на Земле живет всего 4 человека.

вера. любовь, надежда

Данилов Б.А. об Иерархии Света, о подвижничестве Б.Н. Абрамова




Б.А. Данилов (1927-2011) - хранитель и первый издатель Записей Б.Н. Абрамова – «Граней Агни Йоги»

Из воспоминаний о Борисе Николаевиче Абрамове

26 марта 1995 года Группа молодых ученых (г. Новосибирск) проводила семинар, посвященный Дню Учителя, в котором принял участие Борис Андреевич Данилов, руководитель новосибирского издательства «Алгим», ученик Б.Н. Абрамова. На семинаре были представлены доклады сотрудников Группы, далее слово было передано Борису Андреевичу, состоялась длительная и живая беседа. В данном материале собраны фрагменты этой беседы, посвященные воспоминаниям о Борисе Николаевиче Абрамове.

«...Невежество порой говорит: ну и что – Иерархия? Нужно сказать, что если бы не было Иерархии, то есть тех разумных сил, которые объединяются в это начало, начало Иерархии Света, то ничего того, что мы здесь сегодня видим, что мы здесь сегодня ощущаем, не было бы, и не было бы и нас. Разумное начало в Мироздании – неоспоримый факт, и ученым, желающим доказывать те или иные аспекты нашей жизни, осветить этот вопрос – почетная задача. Но значение Иерархии – неоспоримо, хотим мы этого или не хотим. И должен добавить, что на нашей планете, я подчеркиваю – на нашей планете, есть другая иерархия – иерархия тьмы, которая создает многие, многие предпосылки к тому, чтобы вместо отдачи своих сил полезным делам мы вынуждены вести борьбу и битву, каждый по себе или общими усилиями, с этим противодействием делам Света.

Здесь вы говорили и даже наглядно показали, что Иерархия – это лестница, это звенья цепи. И было сказано совершенно правильно, что каждое звено является учителем, то есть ведущим началом, и одновременно это же звено является и элементом ученичества. И так с первого касания на нашей планете, и все это уходит ввысь, в Беспредельность. Что-то мы видим, что-то мы можем прочувствовать, о чем-то мы можем узнать, а остальное, то, что уходит в Беспредельность, это уже недосягаемое для нас на настоящей нашей ступени духовной. Но мы должны принять то, что нам говорят именно здесь, на веру. Верой принять. Это не та вера, о которой говорится в церкви. Это именно вера высшая, более сокровенная, которая является двигателем всех нас и дает всем нам возможность совершенствоваться.

Вы затронули вопрос о моем руководителе. И первое, о чем, как правило, начинаю я говорить, рассказывая о Борисе Николаевиче Абрамове, опять же о Иерархии, даже если разговор и не касается даты 24-ое марта.

Мы, здесь живущие сейчас, на территории бывшего Советского Союза, а сегодня – на территории России, будем считать, что это земля благословенная, территория, которая в вопросах эволюции, движения вперед, должна стать в свое время ведущей для всей планеты.

Говоря о Борисе Николаевиче, сразу же вспоминается, как вопрос об Иерархии объяснялся им. Важность и глубину этого понятия он усвоил непосредственно от Николая Константиновича и Елены Ивановны [Рерихов] еще при их жизни. Понимание сокровенного значения Иерархии он сумел передать и нам. Я не хочу сказать, что мы все были очень успешными учениками у Бориса Николаевича, но это основное понятие воспринято и усвоено нами накрепко. Для учеников Бориса Николаевича понятие «Иерархия Света» имеет совершенно иную тональность, чем чаще всего наблюдается сегодня у нас.

То есть о своих ведущих – Елене Ивановне, Николае Константиновиче и, естественно, о Великом Учителе, говорилось именно в тех тонах, как оно и есть в действительности. Многие из присутствующих читали книгу «Шамбала сияющая», - это труд Николая Константиновича. Там рассказывается о встрече двух великих духов, двух великих посвященных. Николаю Константиновичу на его земном пути нужны были определенные наработки и определенное понимание. И вот он обратился к ламе, который, безусловно, был великим посвященным, а не просто подошел, как кто-то случайный на базаре. И этот разговор - это же целая симфония, показывающая работу именно душевных и сердечных струн. Как они, с каким уважением, с каким пониманием говорили об Иерархии Света и конкретно о Владыке! И вот лама, безусловно, зная, кем является Николай Константинович, зная его прошлое, все-таки задал ему вопрос: «Для чего тебе, европейцу, нужно знать наши сокровенные тайны?». А как мы поступаем? Вот прочитали немножко, и сразу же грудь начинает наливаться, распрямляться, ростом сразу же на несколько сантиметров выше, и, в первую очередь, нужно бежать и вещать. Ну, это естество наше человеческое, но правильно это или нет? Нет, о сокровенном нужно говорить с учетом его сокровенности.

Я недаром затронул символ струны. Сердечные струны должны звучать именно такой особой мелодией – мелодией неземной, когда мы говорим об Учителе.

{C}{C}{C}Многие из вас видели, вероятно, репродукцию с картины Николая Константиновича, которая называется «Сам вышел». Сюжет этой картины такой: излучина реки, какой-то водоём, берег обрывистый и возвышенный, наверху часовня, то есть какое-то культовое строение.

И вот по реке к берегу этому обрывистому подплывает ладья, в ней два человека: мужчина и женщина. Женщина стоит впереди в этой ладье, сложила с сокровенным молитвенным устремлением руки и, как стрела в тетиве, когда лук натягивают, в устремлении словно готова к полету. Сзади мужская фигура коленопреклоненно стоит в ладье. И в это время из храма на берегу выходит фигура в мощных энергетических лучах. Его аура не просто как у святых – вокруг головы, а имеет полную яйцевидную форму, показывая высшую степень напряженности энергетической.

Картина называется «Сам вышел» – нужно понимать, Кто вышел. И как эти двое отличаются от нас по энергетическому потенциалу, по разности ступеней духовных, на которых мы находимся, и как они устремляются к своему Учителю! Это истинное выражение того, чему учит Восток – глубокому почитанию Учителя, осознанию его роли на пути к просветлению, духовному совершенствованию.

Когда Николай Константинович [с сыном Юрием во время Манчжурской экспедиции] приехал в Харбин, многие русские [беженцы], проживавшие там, уже знали, что Рерих не только художник, но также и философ, знали уже об Учении Живой Этики. Ведь там информация не была закрыта, как на территории Союза. На его доклады активно устремились люди. А потом начали приходить к Николаю Константиновичу в дом, где он остановился, на встречи, на личные беседы. Это понятно, так же как и мы задаем вопросы, чем-то делимся, хотим получить совет и так далее. На встречу с Николаем Константиновичем пришел и Абрамов. Николай Константинович через некоторое время выделил небольшую группу людей, я точно сейчас не скажу, десять, или двенадцать, или четырнадцать может быть учеников. Они так конкретно и назывались. И Николай Константинович говорил: «Вы мои ученики». Он начал с ними заниматься Учением Живой Этики. На этих занятиях разъяснялись и вопросы Иерархии. Именно здесь Абрамов впитал то глубокое понимание и почитание Иерархии, которое было свойственное его наставнику, его Гуру – Николаю Константиновичу Рериху.

Потом Николай Константинович с Юрием Николаевичем уехали, вернулись к себе домой, в Кулу. Он продолжал вести эту группу уже перепиской, то есть следовали вопросы и ответы. И вот однажды у Абрамова появилось такое необычное для него явление: он стал воспринимать что-то, слышать. Сначала отдельные слова, то есть он ощущал, что это не его слова, а он что-то улавливал. Потом эти слова начали объединяться в какие-то фразы, короткие. Естественно, будучи учеником, он сразу же сел и написал Николаю Константиновичу письмо с вопросом.

И вот опять же, как он сделал и как мы делаем, если мы что-то услышали или что-то нам показалось и так далее. Он написал тогда письмо и спросил своего Гуру, как ему делать и что ему нужно делать в этом случае, как относиться к данному явлению. Ответ пришел не от Николая Константиновича, а от Елены Ивановны, до этого Абрамов с Еленой Ивановной не переписывались. Конечно, ей Николай Константинович рассказывал о своих харбинских учениках. Так что она была в курсе его дел. В письме Абрамовым Елена Ивановна говорит: «Меня заинтересовали Ваши записи, не смогли ли Вы прислать мне их образцы». Через некоторое время после отправки образцов записей приходит второй ответ, второе письмо, и тоже от Елены Ивановны, в котором она пишет: «Рада за Вас. Источник, из которого Вы получаете информацию, очень высокий. Поздравляю Вас и даю совет продолжать работать в этом направлении». Естественно, каждый из нас, получив такое письмо, как на крыльях бы летал. Так же и с Абрамовым было, и он продолжал работать с еще большим упорством.

Здесь следует вернуться опять к характеристике Бориса Николаевича. Он был очень простой и неприметный человек. Если бы он здесь сидел между нами и молчал бы, то, может быть, и никто к нему и стакан чая не пододвинул бы, то есть каждый из нас был бы занят своими вопросами и интересами, которые у нас есть. Очень неприметный был он, не выделялся. Я почему к этому возвращаюсь? Из-за того что эти книги, [Грани Агни Йоги], идут через наше издательство, то есть как-то принимаю я в этом участие. Люди многие интересуются и книгами, и Борисом Николаевичем: приходят, и пишут, и звонят по телефону. Так что этот пульс интереса и отношения, в общем-то, я чувствую.

Мы, когда что-то новое узнаем, сразу же стараемся об этом как-то оповестить. Тем более, если что-то начали слышать, а из какого источника – неизвестно, начинаем об этом рассказывать. Я это говорю для того, чтобы обратить внимание и провести сравнение, как же Борис Николаевич поступал. Он, действительно, имел подтверждение, не вызывающее никакого сомнения, откуда эта информация идет, и все же он оставался простым в общении человеком.

И сегодня я уже несколько раз сказал, что и нам нужно быть проще. В простоте истина. И чем мы больше начинаем создавать какие-то надстройки, простота начинает уходить и покрываться пылью наших измышлений, и мы теряем именно истину. Нужно быть проще. В этом вся ценность. Борис Николаевич и был таким.

В Китае он работал в химической лаборатории. В последнее время – на ведущей должности – он был руководителем. Первый раз я увидел его так. Я стоял во дворе напротив большой витрины лаборатории, и он был там. Я бросил взгляд на него, обратил внимание, но дальше этого тогда не пошло, однако в памяти отложилось. И потом, когда через некоторое время собирались познакомить меня с человеком по фамилии Абрамов, который в дальнейшем должен был стать моим руководителем, мне задали вопрос: «Знаете Вы его?». – Я говорю: «Нет, не знаю». – «Ну как же, Вы же работаете там».

А по другую сторону окон лаборатории, в которой он работал, был гараж автомашин, где я работал шофером. И, естественно, я его часто видел. Просто у меня не возникло мысли, что это руководитель лаборатории, такая простота, такое уважительное отношение его ко всем окружающим было.

После того как в Китай вошла Советская армия и с уходом Сталина появилась живущим там возможность ехать сюда, на родину, для тех, кто хотел. <…>

Борис Николаевич прошел очень сложный жизненный путь, и одной из ступеней его духовного восхождения в этом воплощении было бездомие. Его жизнь бросала из одного места в другое в поисках возможности где-то определиться с жильем. Вопрос был очень сложный, долго не решался. Он приехал сюда, в Новосибирск – здесь неудачно получилось. Переехал в Подмосковье – там ему, казалось, предоставлялась возможность, но и там ждала неудача. И он начал колесить по стране в поисках жилья. Откликов было много, приглашали, а когда приезжал на место, то там что-то не устраивало, что-то не давало возможность обосноваться.

Но это внешняя сторона, а за этой внешней стороной стояла другая – внутренняя, о которой я хочу немного вам рассказать. Я слышал брошенные отдельными людьми слова: «Ну и что особенного? Повезло человеку, вот он и писал». Вроде того, что если бы мне повезло, и я бы писал. Во-первых, есть слова, где об этих записях Учитель говорит: «Мы готовили тебя для этой работы несколько веков».

Вот так. Что это достижение Абрамова не результат последнего воплощения, а нужно было долго готовить. Готовили на верность, на преданность и сотрудничество. И второе, есть Указание, что организм нужно было также подготовить. Организм не этого, последнего, воплощения, а всю структуру духовную. Почему? Потому что это очень сложный процесс, ведь там же задействована высочайшая энергетика, необходимая для восприятия информации из Высшего источника.

У него происходил контакт с Великим Учителем. А что собой представляет Великий Учитель, мы можем только догадываться, какая это колоссальная энергетика и какая колоссальная вибрация. И вот с этими сверх, сверхчеловеческими напряжениями ему приходилось входить в контакт почти каждый день. И нужно понять, какая при этом нагрузка ложилась на него.

Кроме того, надо представить саму технологию, физическую технологию ведения этих записей, в особенности в первое время. Ведь это, как правило, происходило в ночное время. Он ложился отдыхать, перед этим наготавливал листки бумаги и чинил карандаши. В то время были чернила-то жидкие, не как шариковые ручки, поэтому карандашами приходилось работать. И вот во время, когда он уже или засыпал – он просыпался и записывал, или на переходе после сна (были разные формы), и начинала идти информация.

Борису Николаевичу приходилось сразу же и записывать. Зачастую с закрытыми глазами даже он писал. Почему? Потому что или вставать зажигать свет – это тоже какая-то потеря времени – и все-таки всякое другое неудобство. Он все записывал. Потом все это падало на пол, и он засыпал. Утром, просыпаясь, он начинал полученное оформлять, приводить в порядок и записывать так, чтобы передать потомкам. А это тоже очень непросто. Вы представляете: вот так работать из ночи в ночь. Мы, если приходится ночами где-то работать, знаем, как это трудно и как тяжело, а его же труд шел бессменно. И он выдержал. Сумел сделать. Николай Константинович Рерих говорит, что «твой труд должен перейти потомкам, тем, кто будут идти после тебя твоим путем».

В подготовке материала участвовали: Бунтин Д.А., Макаров А.И., Микерин С.Л.

Материал подготовлен Группой молодых ученых, г. Новосибирск.

Материал опубликован в газете "Свет Утренней Звезды", №3 (101), 2015 г.

вера. любовь, надежда

«Еврейский народный университет» после смерти Беллы Абрамовны прекратил свое существование.

Алексей Викторов

ПОДПОЛЬНАЯ  МАТЕМАТИКА

Не в силах смотреть, как «валят» евреев при поступлении, она встречала их сразу после экзаменов и помогала писать
апелляции. Когда же стало ясно, что все без толку, в своей квартире создала «Еврейский народный университет». В течение следующих пяти лет лучшие математики выучили порядка 400 студентов. А потом Беллу Субботовскую при очень странных обстоятельствах насмерть сбил автомобиль.

Родилась Белла Абрамовна Субботовская в Москве в 1938 году. Детства как
такового и не было. Война с бомбардировками, эвакуацией и известием о гибели отца на фронте в то время, когда ей было всего пять лет. Память о нежности отцовских рук она пронесет через всю жизнь. Воспитанием дочери мама Ревекка Евсеевна занималась одна, доверив ей хлопоты по дому, а сама нередко сутками работая в две смены, чтобы хоть как-то прокормиться. Естественно, что никаких
излишеств в их жизни не было, но тем не менее матери удавалось откладывать
немного денег, чтобы они с Беллой периодически посещали консерваторию. Любовь к
музыке в будущем станет вторым по важности увлечением Беллы. На первом же месте
еще со школьной скамьи была математика. Она сама записывалась во всевозможные
математические кружки и участвовала в олимпиадах, занимая в них первые места.
Раздумий после окончания школы в 1955 году даже не возникло – мехмат МГУ.

Без труда поступив, а со временем и блестяще окончив обучение, Белла пошла в
аспирантуру на кафедру математической логики, где написала две работы по теории
сложности вычислений, опубликованные в докладах Академии наук. По всеобщему
утверждению, ее работы намного опередили свое время, оказав впоследствии
большое влияние на эту область математики. После замужества еще несколько
исследований были опубликованы ею под фамилией Мучник (после развода она вернет
себе девичью фамилию). Защитив кандидатскую диссертацию в 1967 году, Белла
начала работать в академическом институте, но вскоре перешла в обычную школу
преподавателем математики. И дело было не только в разработке собственной
методики преподавания для детей младшего школьного возраста. Просто уже тогда
приходило понимание, что для многих еврейских детей в интернациональной стране
получение качественного образования может закончиться уровнем школы.

Как известно, вопрос антисемитизма в стране
Советов всегда расценивался двояко и вызывал множество эмоциональных споров. С
бытовым антисемитизмом все было и так понятно, что же касается
государственного, то страна, выступавшая в амплуа главного борца с нацизмом, естественно, его отрицала. Но после создания Государства Израиль юдофобию стало видно и невооруженным взглядом. А после победы Израиля в Шестидневной войне в 1967 году кем-то наверху было принято решение закрутить гайки в практике принятия евреев в вузы. Где-то негласное указание так и осталось негласным, а значит, необязательным. Но как всегда бывает, нашлись и особо рьяные его исполнители. Статус обязывал оказаться в этих рядах и МГУ. Поступавшим еврейским абитуриентам на экзаменах предлагали специальные задачи, которые
абитуриенты называли «гробы» – решить их за отведенное время было просто невозможно. По сложности они зачастую превосходили задачи международных олимпиад. А вскоре еврейских абитуриентов даже стали объединять в отдельные от
остальных поступавших группы, чтобы исключить возможные проколы при распознавании «не своих».

Как только стало понятно, что это не единичные факты, а целенаправленная
политика университета, Белла Абрамовна начала помогать евреям-абитуриентам,
«заваленным» на вступительных экзаменах, подавать апелляции. В своей работе она
сотрудничала с уже известными на то время правозащитниками и математиками
Валерием Сендеровым и Борисом Каневским. Как правило, на апелляцию давался
ровно час. Выходивший же после провала еще вчерашний школьник, бывший лучшим в
классе и выигрывавший олимпиады, редко когда догадывался об истинной причине
двойки и чувствовал себя более чем подавленным. Ни о какой молниеносной подаче
апелляции он, естественно, и не думал, а когда задумывался, было уже поздно –
отведенный час заканчивался. Вот почему Белла Абрамовна с единомышленниками
встречали «заваленных» евреев буквально у дверей аудиторий и тут же принимались
составлять апелляцию. Все прекрасно понимали, что процент удачно
опротестованных решений будет минимален, но без первой апелляции нельзя было
вести борьбу дальше. А так появлялась хоть слабая, но надежда.

Эта деятельность и привела Беллу Абрамовну к мысли о создании курсов по математике для евреев, не поступивших на мехмат.
Осенью 1978 года совместно с Сендеровым и Каневским на квартире Субботовской прошли первые занятия для 14 человек, проваливших вступительные экзамены в силу своего еврейского происхождения. Поначалу лекторами выступали сами инициаторы курсов – они проводили занятия раз в неделю, это были как лекции, так и семинарские занятия. Но со временем Белле Абрамовне удалось привлечь и других лекторов из числа крупных математиков. Через год «студентов» было уже более ста, а сами курсы стали неофициально называться «Еврейским народным университетом». Для поступления в него не требовалось никаких приемных экзаменов, о его существовании узнавали сначала лишь по знакомству, но позже в него стали приходить абсолютно все желающие.

Преподавали исключительно математику, а уровень лекций не только не уступал
уровню мехмата, но зачастую и превосходил его, так как лекторы не были стеснены
рамками утвержденной программы в выборе материалов. Каждый семестр, как и
положено, сопровождался экзаменами, но сдавались они по желанию. Желание же
изъявляли все, ведь, в отличие от мехмата МГУ, где процент выбравших это
обучение только из-за военной кафедры был весьма значителен, в «Еврейский
народный университет» шли за знаниями. Организацией работы курсов занималась
лично Белла Абрамовна, и когда число слушателей стало более чем значительным
для ее небольшой квартиры, она нашла несколько мест для проведения занятий в
аудиториях московских институтов, привлекая одновременно и новых лекторов.
Всего с 1978 по 1983 годы в «народном университете» отучились более 350
человек. У многих из них в памяти навсегда остались ощущения искренней заботы
со стороны Беллы Абрамовны, проявляемой даже в таких мелочах, как чай и бутерброды
в перерывах между лекциями.

Понятно, что существование такого «еврейского университета» не могло остаться не замеченным. Впрочем, его существование никем и не скрывалось. Засланные КГБ «слушатели» рапортовали лишь о изучении в нем математики и отсутствии каких-либо сионистских и антигосударственных
разговоров. Но проявленный интерес комитета был, а через время еще и
обострился. На курсах разбирали те самые задачи-«гробы», становившиеся причиной провалов на экзамене. Их собирали, решали, тиражировали, создавая на их основе возможные будущие варианты. И те, кто приходил на курсы после провала, все чаще рассказывали, что экзаменаторы прямо в лицо говорили: «Евреев на нашем факультете не будет никогда. Свободны». Единомышленники Беллы Субботовской по созданию «Еврейского народного университета» Сендеров и Каневский ответили на это объемной самиздатовской статьей «Интеллектуальный геноцид. Экзамены для
евреев: МГУ, МФТИ, МИФИ», вышедшей в 1980 году. Так стена молчания о данных
фактах была пробита. Совпала она и с годом проведения Олимпиады в Москве, а
поэтому копии вскоре были переведены на разные языки и разошлись по миру. За
авторство Сендерову дали семь лет лагерей, а Каневскому – три.

Беллу Абрамовну стали вызывать на допросы: «Интересовались ли Сендеров и
Каневский у ваших слушателей вопросом дискриминации евреев при поступлении в
МГУ?» Ответ был всегда один: «Я с такими случаями никогда не сталкивалась».
Последний раз ее вызывали в КГБ за несколько дней до смерти и допрашивали уже
непосредственно о ее роли в деятельности «Еврейского народного университета».
Ответ: «Организация работы и обучение еврейских детей математике» – был совсем
не таким, какой требовалось и хотелось бы услышать допрашивающим. Ее отпустили,
а утром 24 сентября все узнали о гибели Беллы Абрамовны под колесами
автомобиля.

Одна из её подруг рассказывала об этом так:
«В тот день она была в гостях у мамы и вышла от нее после 11 вечера. Белла обычно, добравшись домой, звонила маме. Не дождавшись звонка, в полпервого ночи та стала волноваться и позвонила в милицию. Ей тут же объявили, что произошел несчастный случай – Беллу сбила машина, когда она переходила улицу, хотя, как правило, такую информацию сразу не дают. Мама, Ревекка Евсеевна, кстати, говорила, что Белла всегда очень осторожно переходила дорогу. Движения в это время не было, прохожих тоже. Но сосед Ревекки Евсеевны в тот момент оказался на улице. Он рассказал, что когда Белла ступила на проезжую часть, на невероятной скорости выскочила машина, сбила ее и тут же умчалась. Сразу же
после этого подъехала и остановилась рядом другая машина; по официальной версии получалось, что ее сбил именно этот, второй автомобиль. Тут же прибыла и "скорая помощь"». Возбужденное дело очень скоро оказалось в дальнем углу сейфа, а затем плавно перекочевало в архивы. Виновный в «непредумышленном» ДТП найден так и не был.

Много позже, вспоминания о Белле, Владимир Сендеров, освобождённый лишь в
1987 году, скажет: «Она была душой этого дела. И было довольно ясно, что если
этого человека убрать, то дело развалится. Обвинить её было не в чем. Но в
такие времена, всё-таки уже в кавычках либеральные, за то, что человек помогает
детям, делает для них бутерброды, никак не накажешь, в тюрьму не посадишь. Тем
более с женщиной был какой-то ограничитель на подобные вещи. То есть человек
был очень неугоден, а причины посадить его не придумаешь. А тогда что
остается?» «Еврейский народный университет» после смерти Беллы Абрамовны
прекратил свое существование.



Алексей Викторов



Алексей Викторов

вера. любовь, надежда

Пётр Соломонович Столярский - добрая, благодарная память.

Все-таки, замечательная штука интернет!
Какие только истории не встретишь!
Правда, природа человеческая далека  от совершенства. И каждый пишет, как он дышит. А дышат по-разному. Тем не менее, зло - это намеренная ложь. А ненамеренная - это, по идее, не ложь, а незнание, заблуждение, доверие ненадежным авторитетам. А еще - нелегкое и небыстрое освоение правила тройного сита Сократа. По себе знаю. Хотя асимон, вроде, уже падал. В любом случае и всегда, информацию стоит пропускать и через ум, и через сердце.

Потому так радует позитивный материал, особенно о настоящих людях. Красивых. На которых и держится по сей день наш шаткий мир.
Новое для меня имя - Петр Соломонович Столярский.
(Спасибо, Любушка, за ссылку. От тебя всегда - только добро.)

Пётр Соломонович Столярский – самый одесский музыкальный педагог

10.11.2016

В музыкальном мире одно из самых почитаемых — имя Петра Соломоновича Столярского. Этот полуграмотный одесский еврей был великим педагогом: из его рук выходили великие скрипачи. Одного имени Давида Ойстраха уже достаточно.
Гуляя по одесским улицам и завидев женщину с маленьким ребенком, Столярский тут же бросался наперерез: «Мадам, позвольте посмотреть ручку вашего ребенка!» Брал ручку, осторожно мял ее, ощупывал, подносил к своим близоруким глазам и огорченно вздыхал: «Ах, нет, мадам — живите спокойно...»

Из книги Б. Львовича «Актёрская курилка».


Правда эта история или анекдот — кто знает. Однако личностью Пётр Соломонович и впрямь был легендарной.

Родившийся в 1871 году в уездном городке Липовце Киевской губернии, он был сыном скромного деревенского музыканта. Ему не довелось получить достаточно высокого общего образования. Он не без труда писал по-русски (впоследствии его дела вели дочь, секретарь и другие помощники), так и не освоил в совершенстве русскую речь (его родным языком был идиш).

Тем не менее, в 1890 году он окончил Одесское училище Русского музыкального общества по классу скрипки. В 1898–1919 годах работал в Одесском оперном театре, играя в оркестре. А с 1920 года начал преподавать в Одесской консерватории.

Пётр Соломонович Столярский и юные скрипачи дореволюционной Одессы. Рядом с педагогом - Давид Ойстрах.

Преподавание было его жизнью и страстью, одарённым детям он посвятил себя целиком. С бедных, но способных детей денег за учебу не брал и даже помогал им материально. Одарённых детей он определял по одному ему известным признакам, так что рассказанная в начале этой публикации байка вполне могла быть совершенно реальной. Такого количества талантов, как Столярский, не открыл, наверное, больше ни один педагог в мире. Достаточно сказать, что уже в 1913-м его учеником (частным образом) стал 5-летний Давид Ойстрах. Также его учениками были Елизавета Гилельс, Борис и Михаил Гольдштейны, Натан Мильштейн, Михаил Фихтенгольц. И к каждому из своих учеников талантливый педагог сумел найти свой подход, полностью раскрыв детские таланты.

Во время вручения Сталиным Столярскому ордена Трудового Красного Знамени и других подарков, Иосиф Виссарионович спросил: «Довольны? Вы подарили стране музыкантов, а мы вам — это», на что Столярский не постеснялся ответить: «Заберите свои подарки обратно, лучше постройте в Одессе школу для одарённых детей!» Так в 1933 году в Одессе появилась первая в СССР специальная музыкальная школа-десятилетка для одарённых детей.

Пётр Соломонович Столярский

Выступая в Москве в Наркомате просвещения, Столярский следующим образом выразил свою благодарность партии и правительству за открытие школы (тогда еще она располагалась в Лютеранском переулке, рядом с консерваторией):

«Для меня высшее счастье, что удалось создать чудесную музыкальную школу для детей в Одессе да еще накормить голодных детей. Поэтому разрешите мне поблагодарить товарищей Сталина, Молотова, Кагановича и прочие шишки».

Да, Пётр Соломонович был известен своими высказываниями — его оговорки и курьезные фразы передавались из уст в уста, обрастали легендами. Например, названную еще при его жизни его именем музыкальную школу он называл «школа имени мене». Когда он отправлялся с многочисленными учениками для выступлений в разные города Союза, то говорил, что «везет вагон талантов».

После одного из успешных выступлений своих питомцев в столице он сказал секретарю: «Дай телеграмму в Одессу, что школа прошла с большим фуражом» (он имел в виду — фурором).

А по свидетельству одного из учеников, он сказал однажды: «Нас наградили за нашу работу, но мы не должны забывать то место, из которого вышли». Как говорили в старой Одессе, «не подумайте плохого» — Петр Соломонович всего лишь хотел сказать, что не следует самообольщаться успехами, нужно продолжать настойчиво работать там, где успехи закладываются, в школе, классах.


А вот его знаменитые «перлы», читать которые нужно, конечно же, с «одесским акцентом»:

— Не спеши, не веди смычок так быстро. Представь себе, что это твоя зарплата. Ты должен не сразу её израсходовать, а распределить на длительное время.
— Кого ты хочешь перегнать? Играть на скрипке — это не прыгать на лошади. Покажи мне красивую музыку.
— Что такое воробей? Это соловей, который не выучил свои трели.
— Не надо думать, что слово «скрипка» происходит от слова «скрип».
— Представьте себе, что ваша мама варит варенье, и вы чувствуете запах и предвкушаете его попробовать. Играйте, предвкушая.
— Скрипку нужно держать гордо.
— Сперва научись чисто играть гамму, а потом будешь кушать конфетки.
— Ваш мальчик — обыкновенный гениальный ребёнок!
— Мне не нужны талантливые дети — мне нужны талантливые родители.
— Деточка, сыграй мне эту фразу, как вкусный борщ!

Стоит отметить, что некоторые из учеников Петра Соломоновича явно переняли от своего учителя не только музыкальные способности, но и чувство юмора и находчивость.

Например, музыковед Соломон Волков рассказывал такую историю. В СССР, начиная с 1933 года, под эгидой Сталина были учреждены Всесоюзные конкурсы музыкантов-исполнителей. Одним из участников первого конкурса был ученик Столярского — 11-летний скрипач Борис (Буся) Гольдштейн. Сталин пришел в восторг от его игры и пригласил вундеркинда в Кремль, где ему была вручена большая денежная премия. Между вождем и юным музыкантом состоялся такой диалог:


— Ну, Буся, теперь ты стал капиталистом и, наверное, настолько зазнаешься, что не захочешь меня пригласить в гости.
— Я бы с большой радостью пригласил вас к себе, — ответствовал находчивый вундеркинд, — но мы живем в тесной квартире, и вас негде будет посадить.


На другой же день Бусе и его семье была предоставлена квартира в новом доме в центре Москвы.

Во время войны Столярский с семьей был эвакуирован в Свердловск, где организовал детскую музыкальную школу при Свердловской консерватории. Петр Соломонович болел, перенес операцию, мечтал о возвращении в Одессу и отказался от предложения Ойстраха переехать в Москву. В 1942 году умерла жена, а в апреле 1944 года умер и сам Столярский.

Пётр Соломонович Столярский

Здание школы, названной его именем, было сожжено фашистами. Но уже в 1950-х оно было восстановлено и с тех пор носит имя Петра Столярского. В 1953 году, на пике государственного антисемитизма, его дочь Нелли Петровну, которая работала в школе завучем, освободили от занимаемой должности. Многие ее помнили и, как могли, помогали. Известно, что посылки и деньги присылали Давид Ойстрах и его жена Тамара Ротарева, которая тоже была ученицей Столярского. Умерла Нелли Петровна в 1965 году. Ей так и не удалось издать архив отца. Но ученики Столярского и ученики его учеников работают и тоже учат на всех континентах Земли: в США, Европе, Австралии, Южной Америке, СНГ. И стоит в Одессе памятник Великому Учителю — школа, которая носит его имя.

Фото: odessa-memory.info, Одесса 360
вера. любовь, надежда

Стив Джобс об уроках своей жизни, о смерти, о любви

Прекрасно встретиться с настоящим человеком. Пусть даже после его ухода.
Знающие понимают, что дух продолжает жизнь в Тонком мире. Собирает урожай, посеянных в воплощении зерен, анализирует опыт, извлекает уроки, учится, намечает свой дальнейший путь.
Доброго, красивого, мудрого пути тебе, и спасибо за свет, который проявлял здесь, на плотном плане!

Стив Джобс: Смерть — лучшее изобретение жизни…

«Помнить, что я скоро умру, — великолепный инструмент, который помог мне принять все самые важные решения в жизни. Все отпадает перед лицом смерти. Мысль о скорой смерти — лучший способ избавиться от иллюзии, что тебе есть что терять. Ты уже будто голенький, и нет причины не следовать за своим сердцем. Смерть — это лучшее изобретение жизни»…

Стив Джобс и три его истории:

Речь Стива Джобса перед выпускниками Стенфорда 12 июня 2005г

Steve_Jobs_Stanford

Для меня большая честь быть с вами сегодня на вручении дипломов одного из самых лучших университетов мира. Я не оканчивал институтов. Сегодня я хочу рассказать вам три истории из моей жизни. И всё. Ничего грандиозного. Просто три истории.

Первая история – о соединении точек

Я бросил Reed College после первых 6 месяцев обучения, но оставался там в качестве “гостя” ещё около 18 месяцев, пока наконец не ушёл. Почему же я бросил учёбу?

Всё началось ещё до моего рождения. Моя биологическая мать была молодой, незамужней аспиранткой и решила отдать меня на усыновление. Она настаивала на том, чтобы меня усыновили люди с высшем образованием, поэтому мне было суждено быть усыновлённым юристом и его женой. Правда, за минуту до того, как я вылез на свет, они решили, что хотят девочку. Поэтому им позвонили ночью и спросили: “Неожиданно родился мальчик. Вы хотите его?”. Они сказали: “Конечно”.

Потом моя биологическая мать узнала, что моя приёмная мать – не выпускница колледжа, а мой отец никогда не был выпускником школы. Она отказалась подписать бумаги об усыновлении. И только несколько месяцев спустя всё же уступила, когда мои родители пообещали ей, что я обязательно пойду в колледж.

steve-jobs-with-apple

И 17 лет спустя я пошёл. Но я наивно выбрал колледж, который был почти таким же дорогим, как и Стэнфорд, и все накопления моих родителей были потрачены на подготовку к нему. Через шесть месяцев, я не видел смысла моего обучения. Я не знал, что я хочу делать в своей жизни, и не понимал, как колледж поможет мне это осознать. И вот, я просто тратил деньги родителей, которые они копили всю жизнь.

Поэтому я решил бросить колледж и  поверить, что всё будет хорошо. Я был поначалу напуган, но, оглядываясь сейчас назад, понимаю, что это было моим лучшим решением за всю жизнь. В ту минуту, когда я бросил колледж, я мог перестать говорить о том, что требуемые уроки мне не интересны и посещать те, которые казались интересными.

Не всё было так романтично. У меня не было комнаты в общаге, поэтому я спал на полу в комнатах друзей, я сдавал бутылки Колы по 5 центов, чтобы купить еду и ходил за 7 миль через весь город каждый воскресный вечер, чтобы раз в неделю нормально поесть в храме кришнаитов. Мне он нравился. И много из того, с чем я сталкивался, следуя своему любопытству и интуиции, оказалось позже бесценным.

ea14b6702fbd

Вот вам пример:

Reed College всегда предлагал лучшие уроки по каллиграфии. По всему кампусу каждый постер, каждая метка были написаны каллиграфическим почерком от руки. Так как я отчислился и не брал обычных уроков, я записался на уроки по каллиграфии. Я узнал о serif и sans serif, о разных отступах между комбинациями букв, о том, что делает прекрасную типографику прекрасной. Она была красивой, историчной, мастерски утонченной до такой степени, что наука этого не смогла бы понять.

Ничто из этого не казалось полезным для моей жизни. Но десять лет спустя, когда мы разрабатывали первый Макинтош, всё это пригодилось. И Мак стал первым компьютером с красивой типографикой. Если бы я не записался на тот курс в колледже, у Мака никогда бы не было несколько гарнитур и пропорциональных шрифтов. Ну а так как Windows просто сдули это с Мака, скорее всего, у персональных компьютеров вообще бы их не было. Если бы я не отчислился, я бы никогда не записался на тот курс каллиграфии и у компьютеров не было бы такой изумительной типографики, как сейчас.

Конечно, нельзя было соединить все точки воедино тогда, когда я был в колледже. Но через десять лет всё стало очень, очень ясно.

Ещё раз: вы не можете соединить точки, смотря вперёд; вы можете соединить их только оглядываясь в прошлое. Поэтому вам придётся довериться тем точкам, которые вы как-нибудь свяжете в будущем. Вам придётся на что-то положиться: на свой характер, судьбу, жизнь, карму – что угодно. Такой подход никогда не подводил меня и он изменил мою жизнь.

clip_image002

.Моя вторая история – о любви и потере

Мне повезло – я нашёл то, что я люблю по жизни делать довольно рано. Woz  (Стив Возняк) и я основали Apple в гараже моих родителей, когда мне было 20. Мы усиленно трудились, и через десять лет Apple выросла из двух человек в гараже до $2–миллиардной компании с 4000 работников. Мы выпустили наше самое лучшее создание – Макинтош – годом раньше и мне только-только исполнилось 30.

И потом меня уволили. Как вас могут уволить из компании, которую вы основали? Ну, по мере роста Apple мы нанимали талантливых людей, чтобы помогать мне управлять компанией и в первые пять лет всё шло хорошо. Но потом наше видение будущего стало расходиться и мы в конечном счёте поссорились. Совет директоров перешёл на его сторону. Поэтому в 30 лет я был уволен. Причём публично. То, что было смыслом всей моей взрослой жизни, пропало.

Я не знал, чего делать несколько месяцев. Я чувствовал, что я подвёл прошлое поколение предпринимателей – что я уронил эстафетную палочку, когда мне её передавали. Я встречался с David Packard и Bob Noyce и пытался извиниться за то, что натворил. Это было публичным провалом и я даже думал о том, чтобы убежать куда подальше. Но что-то медленно стало проясняться во мне – я всё ещё любил то, что делал. Ход событий в Apple лишь слегка всё изменил. Я был отвергнут, но я любил. И, в конце концов, я решил начать всё сначала.

170833

Тогда я этого не понимал, но оказалось, что увольнение с Apple было лучшим, что могло было произойти со мной. Бремя успешного человека сменилось легкомыслием начинающего, менее уверенного в чём-либо. Я освободился и вошёл в один из самых креативных периодов своей жизни.

В течение следующих пяти лет я основал компанию NeXT, другую компанию, названную, Pixar и влюбился в удивительную женщину, которая стала моей женой. Pixar создал самый первый компьютерный анимационный фильм, Toy Story, и является теперь самой успешной анимационной студией в мире. В ходе поразительных событий, Apple купила NeXT, я вернулся в Apple, и технология, разработанная в NeXT стала сердцем нынешнего возрождения Apple. А Laurene и я стали замечательной семьёй.

Я уверен, что ничего из этого не случилось бы, если бы меня не уволили из Apple. Лекарство было горьким, но пациенту оно помогло. Иногда жизнь бьёт вас по башке кирпичом. Не теряйте веры. Я убеждён, что единственная вещь, которая помогла мне продолжать дело была то, что я любил своё дело. Вам надо найти то, что вы любите.

И это так же верно для работы, как и для отношений. Ваша работа заполнит большую часть жизни и единственный способ быть полностью довольным – делать то, что по-вашему является великим делом. И единственный способ делать великие дела – любить то, что вы делаете. Если вы ещё не нашли своего дела, ищите. Не останавливайтесь. Как это бывает со всеми сердечными делами, вы узнаете, когда найдёте. И, как любые хорошие отношения, они становятся лучше и лучше с годами. Поэтому ищите, пока не найдёте. Не останавливайтесь.

Моя третья история – про смерть

Когда мне было 17, я прочитал цитату – что-то вроде этого: “Если вы живёте каждый день так, как будто он последний, когда-нибудь вы окажетесь правы.” Цитата произвела на меня впечатление и с тех пор, уже 33 года, я смотрю в зеркало каждый день и спрашиваю себя: “Если бы сегодняшний день был последним в моей жизни, захотел ли бы я делать то, что собираюсь сделать сегодня?”. И как только ответом было “Нет” на протяжении нескольких дней подряд, я понимал, что надо что-то менять.

pic002

Память о том, что я скоро умру – самый важный инструмент, который помогает мне принимать сложные решения в моей жизни. Потому что всё остальное – чужое мнение, вся эта гордость, вся эта боязнь смущения или провала – все эти вещи падают пред лицом смерти, оставляя лишь то, что действительно важно. Память о смерти – лучший способ избежать мыслей о том, что у вам есть что терять. Вы уже голый. У вас больше нет причин не идти на зов своего сердца.

Около года назад мне поставили диагноз: рак. Мне пришёл скан в 7:30 утра и он ясно показывал опухоль в поджелудочной железе. Я даже не знал, что такое поджелудочная железа. Врачи сказали мне, что этот тип рака не излечим и что мне осталось жить не больше трёх-шести месяцев. Мой доктор посоветовал пойти домой и привести дела в порядок (что у врачей означает приготовиться к смерти). Это значит попытаться сказать своим детям то, что бы ты сказал за следующие 10 лет. Это значит убедиться в том, что всё благополучно устроено, так, чтобы твоей семье было насколько можно легко. Это значит попрощаться.

Я жил с этим диагнозом весь день. Позже вечером мне сделали биопсию – засунули в горло эндоскоп, пролезли через желудок и кишки, воткнули иголку в поджелудочную железу и взяли несколько клеток из опухоли. Я был в отключке, но моя жена, которая там была, сказала, что когда врачи посмотрели клетки под микроскопом, они стали кричать, потому что у меня оказалась очень редкая форма рака поджелудочной железы, которую можно вылечить операцией. Мне сделали операцию и теперь со мной всё в порядке.

Steve Jobs, chief executive officer of Apple Inc., listens to several of the company's application partners speak after announcing the new iPhone 3G and 2.0 software update during the Worldwide Developers Conference in San Francisco, CA, Monday, June 9, 2008. Jobs also announced Apple's goal of distributing the iPhone in 70 countries around the world and its new retail price of $199. AFP PHOTO / Ryan Anson (Photo credit should read Ryan Anson/AFP/Getty Images)

Смерть тогда подошла ко мне ближе всего, и надеюсь, ближе всего за несколько следующих десятков лет. Пережив это, я теперь могу сказать следующее с большей уверенностью, чем тогда, когда смерть была полезной, но чисто выдуманной концепцией:

Никто не хочет умирать. Даже люди, которые хотят попасть на небеса не хотят умирать. И всё равно, смерть – пункт назначения для всех нас. Никто никогда не смог избежать её. Так и должно быть, потому что Смерть, наверное, самое лучше изобретение Жизни. Она –причина перемен. Она очищает старое, чтобы открыть дорогу новому. Сейчас новое – это вы, но когда-то (не очень-то и долго осталось) – вы станете старым и вас очистять. Простите за такой драматизм, но это правда.

Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его на жизнь чей-то чужой жизнью. Не попадайте в ловушку догмы, которая говорит жить мыслями других людей. Не позволяйте шуму чужих мнений перебить ваш внутренний голос. И самое важное, имейте храбрость следовать своему сердцу и интуиции. Они каким-то образом уже знают то, кем вы хотите стать на самом деле. Всё остальное вторично.

1314343439_steve-jobs2

Когда я был молод, я прочитал удивительную публикацию The Whole Earth Catalog(“Каталог всей Земли”), которая была одной из библий моего поколения. Её написал парень по имени Stewart Brand, живущий тут недалеко в Menlo Park. Это было в конце шестидесятых, до персональных компьютеров и настольных издательств, поэтому она была сделана с помощью пишущих машинок, ножниц и полароидов. Что-то вроде Google в бумажной форме, за 35 лет до Google. Публикация была идеалистической и переполненной  большими идеями.

Steward и его команда сделали несколько выпусков The Whole Earth Catalog и, в конце концов, издали финальный номер. Это было в середине 70–х и я был вашего возраста. На последней странице обложки была фотография  дороги ранним утром, типа той, на которой вы, может быть, ловили машины, если любили приключения.

Под ней были такие слова: “Оставайтесь ненасытными. Оставайтесь безрассудными”. Это было их прощальное послание. Оставайтесь ненасытными. Оставайтесь безрассудными. И я всегда желал себе этого. И теперь, когда вы заканчиваете институт и начинаете заново, я желаю этого вам.

Оставайтесь ненасытными.

Оставайтесь безрассудными.

Всем большое спасибо.

Перевод: Дмитрий Честных

P.S

До сих пор сомневаюсь, правильно ли поступаю, публикуя то, что сейчас опубликую, но — лучше сделать и пожалеть, чем жалеть, что не сделал.

Мучаясь бессонницей, бродил по интернету. На сайте одной из крупных бульварных немецких газет наткнулся на фотографию... С минуту просто тупо разглядывал её — голова стала как-то в момент совершенно пустой, все мысли улетучились. Когда вновь обрёл способность рассуждать, захотелось открыть настежь окно и орать, орать в темноту о том, что это НЕЧЕСТНО! НЕПРАВИЛЬНО! НЕСПРАВЕДЛИВО! ПОДЛО! — выставлять на всеобщее рассмотрение подобные фотографии. Это унижает человека — и по ту, и по эту сторону монитора...

А потом подумал: а, может, так и надо? Дураки пускай себе злорадствуют — они всегда злорадствуют, потому и дураки. Но наверняка найдутся и такие, кого подобные застывшие отпечатки человеческого горя заставят задуматься — о быстротечности жизни, о неизбежности смерти...

О том, как порой — неожиданно, зачастую — незванно и всегда — не вовремя вторая приходит на смену первой. А те, кто постарше, вспомнят даже, возможно, строчки изрядно подзабытого сегодня Островского: "Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы...".

И пускай у этой цитаты есть продолжение, и в том виде, что здесь, она слегка выдрана мной из идеологического контекста — сами по себе это очень мудрые слова.

post-3-13145918506453Foto: REFLEX MEDIA

Смотрите, размышляйте и — живите. Сегодня, а не когда-нибудь потом, попозже. Ибо никто не знает, каким будет это самое "потом". И будет ли оно вообще.

Несколько отдельных слов хочется сказать в адрес тех, чья неприязнь к Джобсу обусловлена прежде всего завистью к его успеху и богатству (ладно-ладно, чего уж там? Себе-то самому можно признаться? ;)): попробуйте взглянуть на смерть, как на величайшую и абсолютную справедливость бытия, уравнивающую всех. Ибо пред лицом её нет ни богатых, ни бедных, ни счастливчиков, ни лузеров, ни правых, ни виноватых. Всё это остаётся по ЭТУ сторону.

А ещё остаётся — память. И какой она будет (да и будет ли вообще), зависит целиком от нас. Тех, кто живёт, радуется жизни, строит планы на будущее, читает эти строчки...

Не грустите о прошлом — его не было. Не ждите будущего — его не бывает. Бывает лишь настоящее. Из которого и состоит вся наша жизнь.

Живите и будьте счастливы. Сегодня и сейчас.


{C}
{C}
вера. любовь, надежда

Служение Истине. Елена Петровна Блаватская.

Нет религии выше истины - кредо Воина Истины, кредо Е.П. Блаватской.
Сегодня день ее памяти, день Белого Лотоса, мощного неукротимого духа, раскрывшего западной цивилизации сокровенные тайны мироздания. Отсчет времени, предназначенного для расширения сознания людей перед приближающейся Новой Эпохой начался ее подвигом служения.

Если выпьешь вино единения, какая у тебя будет вера? Ты скажешь каждому:-Брат.

Тайны времени. Елена Блаватская




Е.П.Блаватская -- русский философ. Учение Блаватской - теософия, ставило целью спасти от извращения архаические истины, являющиеся основой всех религий, раскрыть их единую основу, указать человеку его законное место во Вселенной. Самым важным для теософии Блаватская считала очищение душ, облегчение страданий, моральные идеалы, соблюдение принципа Братства человечества.
Блаватская называла себя не творцом системы, а лишь проводником Высших Сил, хранителем сокровенных знаний Учителей, Махатм, от которых она получила все теософские истины. Учение Е.П.Блаватской с самого начала формировалось как синтез философских воззрений и религиозных форм различных эпох и народов с современными ей научными идеями. Теософия Е.П.Блаватской была одной из первых попыток создания новой парадигмы мышления путем синтеза научного и вненаучного знания, а в самой Тайной Доктрине Е.П.Блаватской содержатся научные предвидения, которые на протяжении всего XX-го века находили экспериментальное подтверждение в физике, астрономии, биологии. Е.П.Блаватскую называют выдающимся мыслителем, заложившим первые камни в здание нового мышления, разработавшим основы космогенезиса и антропогенезиса, а её творчество сравнивают с творчеством русских философов, утверждая, что она стояла у истоков русского космизма.
вера. любовь, надежда

За базар надо отвечать: агрессивное невежество требует отпора

"...агрессивное невежество опасно не только потому, что оно опирается на недостоверную информацию, а тем, что неумолимо приводит к моральной деградации."
Эти слова автора, директора московской школы, невероятно актуальны. Действительно, снимаешь перед ним шляпу. В статье не просто "педагогические разборки" или словами Ямбурга "дешевый базар", как может показаться при поверхностном прочтении. Здесь о повсеместном невежестве, которое, думаю, выросло из огрехов общего образования: незнания и нередко фальсификации истории, поверхностности воспитания моральных качеств молодых душ, прежде всего - неравнодушия, сердечности, личной ответственности. Поди скажи, что основное внимание в воспитании, а также и образовании, должно быть в развитии сердечного ума. Или умного сердца... Первая формулировка кажется отчетливее. И что образование - это не просто набор тех или иных знаний, которым и попугая можно обучить.
Вот и захлестывает агрессивное невежество общественное информационное пространство: всевозможные троллинги, смакование пикантных подробностей личной жизни известных лиц, гимн его величеству потреблению, бесконечные пустые или надуманные бренды - пипл схавает, и пр., пр., пр.

Здесь только последняя часть статьи: подробности о Я. Корчаке, которых не знала и которые, думаю, многим небезынтересны. Появилась статья на опубликованную в "Учительской газете" статьи некоего М. Изотова «Конкурс великих: кто следующий?»
Полностью статью можно прочесть по приведенной ссылке. Стоит, по-моему.
http://direktor.ru/article.htm?id=154

Ямбург Евгений Александрович

"...У подлинных мастеров не бывает взаимной зависти, они никогда не вступают в конкуренцию. Зато между ними бывают невероятные сближения. В чем лично я убедился в Варшаве, когда познакомился с профессором Александром Левиным. Он автор книги «Триптих педагогический: Корчак, Френе и Макаренко», переведенной на многие языки. (К слову сказать, Френе, также лишенный призового места на конкурсе, создал мощную открытую педагогическую систему.) Перед войной А. Левин работал под руководством Я. Корчака в доме сирот, а впоследствии реализовал его открытую воспитательную систему в детском доме на Урале, где находились интернированные польские дети, среди которых были дети расстрелянных вКатыни офицеров. Александр рассказал, что незадолго до начала войны он лежал в изоляторе с ангиной. К нему с горящими глазами в буквальном смысле слова ворвался Корчак и протянул книгу. «Ты должен ее немедленно прочитать, хотя она запрещена в Польше. Ее написал гениальный педагог». Это была «Педагогическая поэма» А.С. Макаренко.Collapse )
вера. любовь, надежда

Если спросят...

Если спросят... Маленькая шлока.
Агни Йога.

Книга "Листы сада М.", 1925 г.
Озарение
3-IV-5
Теперь, если спросят: "Признаете ли Астрологию?" - отвечайте: "Разве вы отрицаете медицину?"
Если спросят: "Настаиваете ли на жизни духа?" - отвечайте: "Разве вы отрицаете развитие материи?"
Если спросят: "Почему печетесь об истлевших Учителях?" - отвечайте: "Неужели наука вам еще недоступна?"
Если спросят: "Кажется, не прочь вы читать пергаменты?" - отвечайте: "Сходите в школу, поговорим потом".
Если спросят: "Как вы представляете себе мироздание?" - отвечайте: "Как каплю воды".
Если спросят: "Почему сами Учителя признавали?" - отвечайте: "Ибо Он Сам обратился к нам для развития знания".
вера. любовь, надежда

ЧЕЛОВЕК БЕССМЕРТЕН. О ПЕРЕХОДЕ В МИР ТОНКИХ ЭНЕРГИЙ.

Начинаю помещать ролики -лекции по Теософии. Лекции эти готовятся и читаются группой лекторов Ялтинского Научно-философского общества "Мир через культуру" во главе с руководителем Алексей Михайловичем Алфёровым. В них используются материалы на основании трудов Е.П.Блаватской и ее учеников, Учения Живой Этики, трудов Семьи Рерихов и их учеников, Учения Храма, а также учитываются достижения современной передовой науки.