Category: дети

надежда, вера. любовь

Д.С.ЛИХАЧЕВ ПРАВДА О ЛЕНИНГРАДСКОЙ БЛОКАДЕ



«ПРАВДА О ЛЕНИНГРАДСКОЙ БЛОКАДЕ НИКОГДА НЕ БУДЕТ НАПЕЧАТАНА. ИЗ ЛЕНИНГРАДСКОЙ БЛОКАДЫ ДЕЛАЮТ «СЮСЮК»” Д.С.ЛИХАЧЕВ

Из воспоминаний академика Лихачева:
"Эту ледовую дорогу называли дорогой смерти (а вовсе не «дорогой жизни», как сусально назвали ее наши писатели впоследствии).
Машины часто проваливались в полыньи (ведь ехали ночью). Рассказывали, что одна мать сошла с ума: она ехала во второй машине, а в первой ехали ее дети, и эта первая машина на ее глазах провалилась под лед. Ее машина быстро объехала полынью, где дети корчились под водой, и помчалась дальше, не останавливаясь. Сколько людей умерло от истощения, было убито, провалилось под лед, замерзло или пропало без вести на этой дороге! Один Бог ведает! У А. Н. Лозановой (фольклористки) погиб на этой дороге муж. Она везла его на детских саночках, так как он уже не мог ходить. По ту сторону Ладоги она оставила его на саночках вместе с чемоданами и пошла получать хлеб. Когда она вернулась с хлебом, ни саней, ни мужа, ни чемоданов не было. Людей грабили, отнимали чемоданы у истощенных, а самих их спускали под лед. Грабежей было очень много. На каждом шагу подлость и благородство, самопожертвование и крайний эгоизм, воровство и честность.
*
Самое страшное было постепенное увольнение сотрудников. По приказу Президиума по подсказке нашего директора — П. И. Лебедева-Полянского, жившего в Москве и совсем не представлявшего, что делается в Ленинграде, происходило «сокращение штатов». Каждую неделю вывешивались приказы об увольнении. Увольнение было страшно, оно было равносильно смертному приговору: увольняемый лишался карточек, поступить на работу было нельзя.
На уволенных карточек не давали. Вымерли все этнографы. Сильно пострадали библиотекари, умерло много математиков — молодых и талантливых. Но зоологи сохранились: многие умели охотиться.
*
Директор Пушкинского Дома не спускался вниз. Его семья эвакуировалась, он переехал жить в Институт и то и дело требовал к себе в кабинет то тарелку супа, то порцию каши. В конце концов он захворал желудком, расспрашивал у меня о признаках язвы и попросил вызвать доктора. Доктор пришел из университетской поликлиники, вошел в комнату, где он лежал с раздутым животом, потянул носом отвратительный воздух в комнате и поморщился; уходя, доктор возмущался и бранился: голодающий врач был вызван к пережравшемуся директору!
*
Зимой, мыши вымерли с голоду. В мороз, утром в тишине, когда мы уже по большей части лежали в своих постелях, мы слышали, как умиравшая мышь конвульсивно скакала где-то у окна и потом подыхала: ни одной крошки не могла она найти в нашей комнате.
*
В этой столовой кормили по специальным карточкам. Многие сотрудники карточек не получали и приходили... лизать тарелки.
*
А между тем из Ленинграда ускоренно вывозилось продовольствие и не делалось никаких попыток его рассредоточить, как это сделали англичане в Лондоне. Немцы готовились к блокаде города, а мы — к его сдаче немцам. Эвакуация продовольствия из Ленинграда прекратилась только тогда, когда немцы перерезали все железные дороги; это было в конце августа.
Ленинград готовили к сдаче и по-другому: жгли архивы. По улицам летал пепел.
*
Город между тем наполнялся людьми: в него бежали жители пригородов, бежали крестьяне. Ленинград был окружен кольцом из крестьянских телег. Их не пускали в Ленинград. Крестьяне стояли таборами со скотом, плачущими детьми, начинавшими мерзнуть в холодные ночи. Первое время к ним ездили из Ленинграда за молоком и мясом: скот резали. К концу 1941 г. все эти крестьянские обозы вымерзли. Вымерзли и те беженцы, которых рассовали по школам и другим общественным зданиям. Помню одно такое переполненное людьми здание на Лиговке. Наверное, сейчас никто из работающих в нем не знает, сколько людей погибло здесь. Наконец, в первую очередь вымирали и те, которые подвергались «внутренней эвакуации» из южных районов города: они тоже были без вещей, без запасов.
Голодали те, кто не мог получать карточек: бежавшие из пригородов и других городов. Они-то и умирали первыми, они жили вповалку на полу вокзалов и школ. Итак, один с двумя карточками, другие без карточек. Этих беженцев без карточек было неисчислимое количество, но и людей с несколькими карточками было немало.
*
Были, действительно, отданы приказы об эвакуации детей. Набирали женщин, которые должны были сопровождать детей. Так как выезд из города по личной инициативе был запрещен, то к детским эшелонам пристраивались все, кто хотел бежать...
Позднее мы узнали, что множество детей было отправлено под Новгород — навстречу немцам. Рассказывали, как в Любани сопровождавшие «дамы», похватав своих собственных детей, бежали, покинув детей чужих. Дети бродили голодные, плакали. Маленькие дети не могли назвать своих фамилий, когда их кое-как собрали, и навеки потеряли родителей.
*
Некоторые голодающие буквально приползали к столовой, других втаскивали по лестнице на второй этаж, где помещалась столовая, так как они сами подняться уже не могли. Третьи не могли закрыть рта, и из открытого рта у них сбегала слюна на одежду.
*
В регистратуре лежало на полу несколько человек, подобранных на улице. Им ставили на руки и на ноги грелки. А между тем их попросту надо было накормить, но накормить было нечем. Я спросил: что же с ними будет дальше? Мне ответили: «Они умрут». — «Но разве нельзя отвезти их в больницу?» — «Не на чем, да и кормить их там все равно нечем. Кормить же их нужно много, так как у них сильная степень истощения». Санитарки стаскивали трупы умерших в подвал. Помню — один был еще совсем молодой. Лицо у него был черное: лица голодающих сильно темнели. Санитарка мне объяснила, что стаскивать трупы вниз надо, пока они еще теплые.
Когда труп похолодеет, выползают вши.
*
Уже в июле началась запись в добровольцы. /…/. А Л. А. Плоткин, записывавший всех, добился своего освобождения по состоянию здоровья и зимой бежал из Ленинграда на самолете, зачислив за несколько часов до своего выезда в штат Института свою «хорошую знакомую» — преподавательницу английского языка и устроив ее также в свой самолет по броне Института.
Нас, «белобилетчиков», зачислили в институтские отряды самообороны, раздали нам охотничьи двустволки и заставили обучаться строю перед Историческим факультетом.
Вскоре и обучение прекратилось: люди уставали, не приходили на занятия и начинали умирать «необученными».
*

Помню, как к нам пришли два спекулянта. Я лежал, дети тоже. В комнате было темно. Она освещалась электрическими батарейками с лампочками от карманного фонаря. Два молодых человека вошли и быстрой скороговоркой стали спрашивать: «Баккара, готовальни, фотоаппараты есть?» Спрашивали и еще что-то. В конце концов что-то у нас купили. Это было уже в феврале или марте. Они были страшны, как могильные черви. Мы еще шевелились в нашем темном склепе, а они уже приготовились нас жрать.
*
Развилось и своеобразное блокадное воровство. Мальчишки, особенно страдавшие от голода (подросткам нужно больше пищи), бросались на хлеб и сразу начинали его есть. Они не пытались убежать: только бы съесть побольше, пока не отняли. Они заранее поднимали воротники, ожидая побоев, ложились на хлеб и ели, ели, ели.
А на лестницах домов ожидали другие воры и у ослабевших отнимали продукты, карточки, паспорта. Особенно трудно было пожилым. Те, у которых были отняты карточки, не могли их восстановить. Достаточно было таким ослабевшим не поесть день или два, как они не могли ходить, а когда переставали действовать ноги — наступал конец. Обычно семьи умирали не сразу. Пока в семье был хоть один, кто мог ходить и выкупать хлеб, остальные, лежавшие, были еще живы. Но достаточно было этому последнему перестать ходить или свалиться где-нибудь на улице, на лестнице (особенно тяжело было тем, кто жил на высоких этажах), как наступал конец всей семье.
По улицам лежали трупы. Их никто не подбирал. Кто были умершие? Может быть, у той женщины еще жив ребенок, который ее ждет в пустой холодной и темной квартире? Было очень много женщин, которые кормили своих детей, отнимая у себя необходимый им кусок. Матери эти умирали первыми, а ребнок оставался один. Так умерла наша сослуживица по издательству — О. Г. Давидович. Она все отдавала ребенку. Ее нашли мертвой в своей комнате. Она лежала на постели. Ребенок был с ней под одеялом, теребил мать за нос, пытаясь ее «разбудить». А через несколько дней в комнату Давидович пришли ее «богатые» родственники, чтобы взять... но не ребенка, а несколько оставшихся от нее колец и брошек.
Ребенок умер позже в детском саду.
*
У валявшихся на улицах трупов обрезали мягкие части.
Началось людоедство! Сперва трупы раздевали, потом обрезали до костей, мяса на них почти не было, обрезанные и голые трупы были страшны.
*
Так съели одну из служащих Издательства АН СССР — Вавилову. Она пошла за мясом (ей сказали адрес, где можно было выменять вещи на мясо) и не вернулась. Погибла где-то около Сытного рынка. Она сравнительно хорошо выглядела. Мы боялись выводить детей на улицу даже днем.
*
Несмотря на отсутствие света, воды, радио, газет, государственная власть «наблюдала». Был арестован Г. А. Гуковский. Под арестом его заставили что-то подписать1, а потом посадили Б. И. Коплана, А. И. Никифорова. Арестовали и В. М. Жирмунского. Жирмунского и Гуковского вскоре выпустили, и они вылетели на самолете. А Коплан умер в тюрьме от голода. Дома умерла его жена — дочь А. А. Шахматова. А. И. Никифорова выпустили, но он был так истощен, что умер вскоре дома (а был он богатырь, русский молодец кровь с молоком, купался всегда зимой в проруби против Биржи на Стрелке).
1 Мне неоднократно приходилось говорить: под следствием людей заставляли подписывать и то, что они не говорили, не писали, не утверждали или то, что они считали совершенными пустяками. В то время,
когда власти готовили Ленин­град к сдаче, простой разговор двух людей о том, что им придется делать, как скрываться, если Ленинград займут немцы, считался чуть ли не изменой родине.
*
Наш заместитель директора по хозяйственной части Канайлов (фамилия-то какая!) выгонял всех, кто пытался пристроиться и умереть в Пушкинском Доме: чтобы не надо было выносить труп. У нас умирали некоторые рабочие, дворники и уборщицы, которых перевели на казарменное положение, оторвали от семьи, а теперь, когда многие не могли дойти до дому, их вышвыривали умирать на тридцатиградусный мороз. Канайлов бдительно следил за всеми, кто ослабевал. Ни один человек не умер в Пушкинском Доме.

Одна из уборщиц была еще довольно сильна, и она отнимала карточки у умирающих для себя и Канайлова. Я был в кабинете у Канайлова. Входит умирающий рабочий (Канайлов и уборщица думали, что он не сможет уже подняться с постели), вид у него был страшный (изо рта бежала слюна, глаза вылезли, вылезли и зубы). Он появился в дверях кабинета Канайлова как привидение, как полуразложившийся труп и глухо говорил только одно слово: «Карточки, карточки!» Канайлов не сразу разобрал, что тот говорит, но когда понял, что он просит отдать ему карточки, страшно рассвирепел, ругал его и толкнул. Тот упал. Что произошло дальше, не помню. Должно быть, и его вытолкали на улицу.
Теперь Канайлов работает в Саратове, кажется, член Горсовета, вообще — «занимает должность».
*

Женщина (Зина ее знала) забирала к себе в комнату детей умерших путиловских рабочих (я писал уже, что дети часто умирали позднее родителей, так как родители отдавали им свой хлеб), получала на них карточки, но... не кормила. Детей она запирала. Обессиленные дети не могли встать с постелей; они лежали тихо и тихо умирали. Трупы их оставались тут же до начала следующего месяца, пока можно было на них получать еще карточки. Весной эта женщина уехала в Архангельск. Это была тоже форма людоедства, но людоедства самого страшного.
*
Власть в городе приободрилась: вместо старых истощенных милиционеров по дороге смерти прислали новых — здоровых. Говорили — из Вологодской области.
*
Я думаю, что подлинная жизнь — это голод, все остальное мираж. В голод люди показали себя, обнажились, освободились от всяческой мишуры: одни оказались замечательные, беспримерные герои, другие — злодеи, мерзавцы, убийцы, людоеды. Середины не было.
Модзалевские уехали из Ленинграда, бросив умиравшую дочурку в больнице. Этим они спасли жизнь других своих детей. Эйхенбаумы кормили одну из дочек, так как иначе умерли бы обе. Салтыковы весной, уезжая из Ленинграда, оставили на перроне Финляндского вокзала свою мать привязанной к саночкам, так как ее не пропустил саннадзор.
Оставляли умирающих: матерей, отцов, жен, детей; переставали кормить тех, кого «бесполезно» было кормить; выбирали, кого из детей спасти; покидали в стационарах, в больницах, на перроне, в промерзших квартирах, чтобы спастись самим; обирали умерших — искали у них золотые вещи; выдирали золотые зубы; отрезали пальцы, чтобы снять обручальные кольца у умерших — мужа или жены; раздевали трупы на улице, чтобы забрать у них теплые вещи для живых; отрезали остатки иссохшей кожи на трупах, чтобы сварить из нее суп для детей; готовы были отрезать мясо у себя для детей; покидаемые — оставались безмолвно, писали дневники и записки, чтобы после хоть кто-нибудь узнал о том, как умирали миллионы. Разве страшны были вновь начинавшиеся обстрелы и налеты немецкой авиации? Кого они могли напугать? Сытых ведь не было. Только умирающий от голода живет настоящей жизнью, может совершить величайшую подлость и величайшее самопожертвование, не боясь смерти. И мозг умирает последним: тогда, когда умерла совесть, страх, способность двигаться, чувствовать у одних и когда умер эгоизм, чувство самосохранения, трусость, боль — у других.

Правда о ленинградской блокаде никогда не будет напечатана."

надежда, вера. любовь

Реинкарнация. Карма. Будущее человечества




  • Из  Учения  Храма, т. II
    Реинкарнация




...Раса, семья и нация, в которую входит реинкарнирующее Эго после опыта души в Девачане, определяется Повелителями Кармы, хранителями космических таблиц, иными словами – Мастерами Мудрости. Они вводят пробужденную душу в ту расу и семью, где она сможет наилучшим образом проработать всю добрую и дурную карму предшествующих инкарнаций. Поскольку эта карма была создана в соединении с другими кармами той же расы и нации, она имеет нечто общее с расовой кармой; как следствие, душа в значительной мере вынуждена возвышаться или претерпевать падение вместе с самой расой. Лишь когда Великая Душа превосходит расу, к которой она принадлежала в прошлом, она пополняет собою новую, превосходящую расу. Лишь когда раса в целом возвышается над условиями, созданными ею в предыдущую эпоху, она может подняться до более высокого состояния жизни и цивилизации.
Когда целая раса впадает в великий духовный грех, как случилось с Атлантами, она полностью уничтожается как раса и стирается с лица Земли, и кармический закон впоследствии разбирается с ее единицами, воздавая каждой по ее делам.
Абсолютная Справедливость, точность оснований кармического закона, недосягаема для способностей нашего воображения. Как бы тяжела ни была текущая жизнь человека, каким бы слабым или плохо приспособленным к тому, чтобы справляться с условиями окружения, ни было его нынешнее тело, полное понимание закона кармы и реинкарнации уничтожит ощущение несправедливости. Понятие несправедливости – одно из наиболее разрушительных для души верований, которые человек заставил себя принять. Отказ от него позволит человеку увидеть красоту, мудрость, совершенство бытия такими, каковы они есть в действительности.
***


Выделила здесь цитату о переходе человеческого духа в новую расу. Все расставляющую по местам.
Да, приблизилось время для разделения людей планеты на тех, кто будет и не будет готов к утверждению новой расы. Того самого раздела по светотени, о котором так много говорится в Учении, который проходит по сердцу каждого. Других критериев нет. Ныне массово воплощаются очень талантливые дети, уже четко знающие, чем будут заниматься в жизни, что в себе развивать и утверждать. И роль родителей, воспитателей, учителей в поддержке их, особенно до семи лет, очень велика. Именно они будут идти впереди многих и строить новую жизнь на планете.
Сейчас, действительно, воплощается немало новых детей. Не все "индиго", конечно, но то, что они превосходят нас, нынешних, сомнений нет. И, конечно, есть среди них уже и настоящие представители Шестой Коренной расы - люди великолепного будущего, в которое войдет планета по окончанию трясущих ее катаклизмов. Но  похоже, пока приходит еще шестая подраса  Пятой Коренной расы. Прерасные дети. Предтечи будущих. Честь привести их в жизнь велика. Ее надо заслужить.
Стоит вспомнить Призыв Духа нерожденных. Книгу  аналогичного названия (Голос Безмолвия) можно читать в Гугле
Оn line.
Что там? О необходимости чистоты родителей, чтобы они стали достойны и способны привести на планету детей потрясающей новой расы. Детальные подробности. Потому что только если родители нынешней расы займутся очищением своих тел и своих привычек, своих эмоций и своих мыслей, они сумеют участвовать в эволюционном рывке человечества.
И, конечно,  займет это многие века. Может, и тысячелетия.
Но всем идущим в будущее, это предстоит. Всем, кто не затормозит по глупости или невежеству путь своего духа.
надежда, вера. любовь

Израиль. Наши дети. Рассказ девушки, только-только закончившей службу в армии

Очень трогательный рассказ девушки, только что закончившей службу в армии

В редакцию издания «Вести Израиль» пришло трогательное письмо от Инны Фердман. Это история ее дочери о том, как она служила в армии, обязательно дочитайте до конца!

«Здравствуйте, «Вести»!

Моя дочка Анита недавно закончила службу в ЦАХАЛе, в артиллерии, и написала под впечатлением этот рассказ. Кто хочет понять Израиль, прочитайте до конца. Я исправила только орфографию (всё-таки русский для нее второй язык, она родилась здесь и грамоте не училась), но я не тронула ни одного слова.

Анита Фердман

Сегодня в автобусе один пожилой человек спросил меня:

— Солдатка, а что у вас за пилотка на плече?

Я посмотрела на свою голубую пилотку, полученную от генерала после многокилометрового ночного марш-броска, и с улыбкой ответила:

— Я мадрихат тотханим.

— А что это? — поинтересовался он.

Как объяснить, что такое инструктор в артиллерии, подумала я. Ведь люди не знают, что далеко в пустыне, куда едешь часами и нет ничего, кроме белого песка, находится маленькая необычная страна. Жители этой страны — 18-летние дети. Выглядят они все на первый взгляд одинаково: зеленая грязная форма, большие черные ботинки и автомат через плечо.

Но если присмотреться, то можно понять, что каждый ребенок выглядит по-своему. Ведь в нашей армии служат дети со всех концов Израиля, с разными интересами и характерами. Иногда у нас летом случаются войны, и некоторые из этих детей навсегда остаются 18-летними, израильскими Питерами Пэнами…

У меня в этой «детской» стране особая миссия. Я должна выучить всех солдат, генералов, офицеров, командиров и новеньких «молодых», которые только что пришли… Я учу их высчитывать полёт снарядов, правильно стрелять, планировать операцию и управлять боем, выучив наизусть карту местности.

Вокруг нас в пустыне нет цивилизации. Целый день мы тренируемся, работаем, охраняем, спим около своих пушек, а днем, под палящим солнцем, бесконечно стреляем, отрабатывая навыки.

Как же я люблю всех моих друзей-солдат, весь командирский состав, просто всех, кто находится на базе! Самой огромной, наивной любовью. Я готова для них на всё. Готова сидеть с солдатами допоздна, если они чего-то не понимают. Готова поддержать, когда тяжело. Волнуюсь и беспокоюсь безумно, когда посреди ночи бывает вызов на состояние боевой готовности и звонок, что завтра уроков не будет, батарея уже на границу едет.

Я знаю, что мне всегда нужно быть сильной, всегда показывать, что все хорошо, даже когда самой тяжело, потому что нужно подавать пример.

Обожаю, когда в пятницу вечером есть праздничный ужин, все готовятся и надевают самую чистую форму, умытые и красивые, насколько можно. Сидим все за одним бесконечным, огромным столом, едим и радуемся, будто это огромный праздник.

Еще из моих самых незабываемых моментов, когда солдаты заканчивают месячный маршрут и стоят на площади в конце пути, а у меня слезы на глазах, и я горжусь ими, как будто что-то материнское вырывается из души. У вас получилось, мои дорогие, теперь раскрывайте крылья!
Два года я работала на равных с блестящими генeралами , которые прошли военные операции, и «Цук-Эйтан» и «Амуд Анан» и даже «Шлом ха-Галиль».

И вот пришел конец этого путешествия, я теперь выхожу в настоящий мир, покидаю эту сказочную страну, которую во всей моей семье знаю только я одна.

Мне немного страшно в начале нового пути. Я еще не знаю, чем буду заниматься, но в одном уверена: я буду любить моих друзей, мою дорогую семью. И мою армейскую семью, которая тоже стала мне родной, хотя и не по крови.

«Вот, мой дорогой попутчик, что такое «мадрихат тотханим», — ответила я и сошла на своей остановке.

Моей последней остановке как солдата и первой в начале новой жизни».

надежда, вера. любовь

Я существую, потому что мы существуем. Пожалуй, это и есть взаимное поручительство.

В  преддверии будущего братства землян, к которому мы придем - не мытьем, так катанием. Лучше бы, по собственному выбору.

или

„Обонато“

Антрополог предложил детям из африканского племени поиграть в одну игру. Он поставил возле дерева корзину с фруктами и объявил, обратившись к детям: «Тот из вас, кто первым добежит до дерева, удостоится всех сладких фруктов». Когда он сделал знак детям начать забег, они накрепко сцепились руками и побежали все вместе, а потом все вместе сидели и наслаждались вкусными фруктами. Поражённый антрополог спросил у детей почему они побежали все вместе, ведь каждый из них мог насладиться фруктами лично для себя. На что дети ответили: «Обонато».

Разве возможно, чтобы один был счастлив, если все остальные грустные?

«Обонато» на их языке означает: «я существую, потому что мы существуем».

Лично меня тронуло до слез. Пример достойный уважения и восхищения. Вы только представьте сколько мудрости вложено в слова: «я существую, потому что мы существуем». Ингушетия, как и многие дотационные регионы, ежегодно получает различные «корзины» с фруктами в виде финансирования, только бегут к ней Ингуши сами по себе и потому наслаждаются «сладкими фруктами» единицы. Натренированные коррупционеры легко находят свое место возле какой-нибудь очередной «корзины», получая ориентировки и согласовывая координаты «корзины» с центром и с легкостью обнаруживают ее первыми. Основной массе достаются объедки или вообще ничего и потому уровень недовольства народа не спадает.

Вдумайтесь, счастливы ли вы, когда все вокруг грустные... Имеет ли ваше счастье истинное понимание этого чувства? И вообще счастье ли это? Не кажется ли вам, что это одна их основных причин экстремистских настроений среди молодежи, которая не может найти свое применение и которыми пользуются заинтересованные лица из подполья пополняя ими свои ряды? Объявление режима КТО в разных районах, проведение специальных мероприятий, убийства, недовольства и обвинение виновным во всем Главы и прочее, является следствием. Главе Ингушетии надо проводить такую политику, чтобы объединить всех руководителей вокруг себя и цели единения и службы народу. Ведь даже наша религия говорит нам, чтобы мы думали о своих соседях. К сожалению, цель личного обогащения стоит на первом месте. Понимаю, что на это уйдет много времени, но это единственно правильное решение. Надо создавать лучшие условия для населения, а в особенности для лиц пенсионного возраста, инвалидов, ветеранов. Особое внимание считаю надо уделить системе здравоохранения и образования (не лепить ежегодно отчеты о количестве выданных дипломов, а действительно заниматься образованием).

Этот пример как никакой другой полезен любому обществу потому как он затрагивает человеческую сущность, этот пример заставляет задуматься человека и понять свое назначение на земле.

С уважением Назир Евлоев. Честь имею.

надежда, вера. любовь

Внимание: идут новые дети. Светлана Добровольская о творящей силе слова.


...Мы живем среди уходящей расы и наблюдаем за нарождением носителей Света Шестой Расы.
Письма Е.И.Рерих,
24 июня 1935 г.

Мы, сегодняшние, живем в совершенно уникальное время, на стыке двух Космических Эпох: конца Темного и начала Светлого Века, в самые первые моменты Эры Водолея, которая ознаменует качественную эволюцию человечества. Предстоит расширение сознания каждого, кто пойдет дальше с эволюционирующей планетой. И, скажем так, гибернация на огромные эоны времени множества сознаний, неготовых к их изменениям, требуемых сегодня планетарному качественному скачку. До каких пор? Пока не появятся физические (новые, планетарные) условия для возобновления воплощений духов, отставших от сегодняшней эволюционной волны.
А пока все больше и больше приходит новых детей. Не все, конечно, индиго, тем более, единицы - представители Шестой Коренной Расы, но реально много уже появляется детей новой подрасы, шестой, ( а доминирует сейчас на планете пятая подраса Пятой Коренной Расы). И хотя новая подраса еще не будет, как будущая, Шестая Раса, обладать развитым чувствознанием, то есть ясной, безошибочной интуицией и необычайной мощью мысли, но первые проявления этих качеств она уже четко демонстрирует в приходящих сегодня детях.


Посмотрите фрагмент трансляции выступления Светланы Добровольской.
Опубликовано: 24 февр. 2015 г.

Фрагмент записи для клуба Светланы Добровольской http://obreteniesili.ru/kursi/zhenski...
Как произносимые слова влияют на наши отношения с людьми?
Почему часто слова родителей приводят к противоположным результатам?
Почему дети нового поколения нередко имеют задержку развития речи при наличии сообразительности и даже мудрости?
Как меняется наша восприимчивость к словам других людей по мере нашего духовного "взросления"?
В чем опасность совпадения эмоционального заряда и негативных слов на "автопилоте"?
надежда, вера. любовь

Дмитрий Астрахан "Из ада в ад". Фильм.

Тяжко. Правдиво. И люди в перевернутом мире.


Перепост от Alexandra Sviridova
"Из моего архива"
17 Апрель в 4:32 ·

Ад Артура Браунера
Однажды на фестивале Еврейского кино в Нью-Йорке был показан игровой фильм
российского режиссера Дмитрия Астрахана "Из ада в ад" о еврейском погроме в
1946 году в польском городке Кельцы. Впервые за минувшие после окончания
Второй мировой годы, та страшная ночь стала предметом игрового кино.
В центре Симона Визенталя состоялась американская премьера фильма, на
которой присутствовал немецкий продюссер фильма - еврей из Кельц Артур
Браунер. И много страшного случилось потом. Но чтобы оценить ужас
происшедшего, нужно знать о чём фильм. Для тех, кто не видел - рассказываю.
Collapse )
надежда, вера. любовь

ЛЮБОВНЫЕ ТРАГЕДИИ АРИЭЛЯ ШАРОНА

Ариэль Шарон: 26 февраля 1928 - 11 января 2014
Яркая неоднозначная личность. При всей трагедии политических решений последних лет его власти, невозможно перечеркнуть того доброго и важного, что успел раньше сделать для страны этот человек. А когда вспоминаешь восемь долгих лет пребывания его в коме и что душа фактически умершего удерживалась у бесчуственного тела искусственными механическими средствами, просто становится не по себе. Не нам судить...

Попался написанный в 2005 году текст Захара Гельмана о личной жизни нашего Арика, о его любви, о его женах. Да...
Понимаю, как непросто ему там, где пребывает сейчас его душа. Так пусть будет ему легче, пусть добрые мысли отсюда облегчают его путь там. Светлая память...

Любовные трагедии Ариэля Шарона
Захар Гельман

А дело было так. В октябре 1973 года египетские войска форсировали Суэцкий канал и стали продвигаться в направлении Тель-Авива. Тогда именно Ариэль Шарон, принявший командование танковыми соединениями, сумел прорвать фронт, переправиться на африканский берег канала и окружить одну из самых боеспособных египетских армий. После этого его танки беспрепятственно двинулись на Каир. Только вмешательство США и СССР заставило Шарона подчиниться приказу Бегина остановить военные действия.
Ариэль Шарон сделал поистине блестящую военную и политическую карьеру. Но его личная жизнь была глубоко трагична.
...В 1953 году 25-летний офицер Ариэль Шарон встретил девушку своей мечты. Ее звали Маргалит, что в переводе с иврита означает "Жемчужина". И действительно, Маргалит была красавицей необыкновенной. Да еще - такое сочетание встречается совсем уже редко - одновременно и умницей. Она с отличием окончила университет по специальности "психология".
Свою суженую Шарон увидел в университетском саду. Позже они так будут рассказывать историю своего знакомства. Ариэль: "Она сидела на лавочке и читала литературный журнал... Я влюбился в нее с первого взгляда". Маргалит: "А я влюбилась в него с первого слова, потому что обожаю поэзию, а Ариэль, не успев узнать мое имя, тотчас же начал декламировать стихи..."Collapse )
надежда, вера. любовь

Памятник... Памятник... Звезды Давида.

Ветер поет над солдатской могилой.
Памятник... Памятник... Звезды Давида.
Погибших улыбки.В квартирах- портреты...
Деревья срублены... Дети-Дети!
Здесь слишком тихо для двадцатилетних!
Музыка, танцы, счастье... Где вы?
Отдали жизнь-не ваша вина.
Помни своих солдат, страна!
Выпьем хмельного вина шабатного.
Но вы не вернетесь с поля ратного.
Браху не поддержите, халу отведав
Плачем, скорбим... Но нет ответа.
Падают звезды в небе Израиля
Души солдат. Убитых. Не раненых
Души мальчишек. Души девчонок
Души детишек их не рожденных
Все их не сбывшиеся надежды
Их окровавленные одежды...
Все их несыгранные свадьбы.
И постоянно "Кадиш" читать нам...
Господи, Боже ?! За что! За что же?!
Мы отдаем смерти тех, кто моложе?!
Наших детей и наших внуков!
Тех, кто мог "горы свернуть" в науках!
Их, таких милых, таких красивых!
Гордость нашу и нашу силу!
Ты прости "идн" грехи, Всевышний!
Ты же нас видишь! А плач наш слышишь?!
Твой народ просит: ДАЙ НАМ МИРА!
И, чтобы не стоны звучали, а лира!
Чтобы детей мы рожали без страха!
В дом чтоб не смерть приходила, а сваха!
Чтобы солдаты наши не гибли,
С жизнью прощаясь яростным криком!
Чтобы такой долгожданный и вечный
Мир наступил на земле изувеченой!
Сколько веков мы сюда стремились!
Сколько подметок поизносились!
"ШМА, ИСРАЭЛЬ !"-в каждом сердце, как клятва!
Память-павшим! Войне-проклятье!
надежда, вера. любовь

Исповедь еврея-партизана из расстрельной ямы

Страшная немыслимая история. О том, как это было...
Невозможно читать. Но можно ли ради душевного покоя прятаться от ужасов бытия, которое творили сами?

Григорий Сухман

ИСПОВЕДЬ ЕВРЕЯ-ПАРТИЗАНА

Мужская история
– Всю жизнь руки по швам! Не смел пикнуть. Теперь расскажу…

В детстве… как себя помню… я боялся потерять папу… Пап забирали ночью, и они исчезали в никуда. Так пропал мамин родной брат Феликс…
Музыкант. Его взяли за глупость… за ерунду…
В магазине он громко сказал жене: «Вот уже двадцать лет советской власти, а приличных штанов в продаже нет».
Сейчас пишут, что все были против… А я скажу, что народ поддерживал посадки. Взять нашу маму… У нее сидел брат, а она говорила: «С нашим Феликсом произошла ошибка. Должны разобраться. Но сажать надо, вон сколько безобразий творится вокруг».
Народ поддерживал…

Война!
После войны я боялся вспоминать войну… Свою войну… Хотел в партию вступить – не приняли: «Какой ты коммунист, если ты был в гетто?». Молчал… молчал…

Была в нашем партизанском отряде Розочка, красивая еврейская девочка, книжки
с собой возила. Шестнадцать лет. Командиры спали с ней по очереди… «У нее там еще детские волосики… Ха-ха…»
Розочка забеременела… Collapse )
надежда, вера. любовь

Мать, дитя ...

Мы так мало знаем всего о жизни! Нет-нет, Природа подкидывает нам очередную загадку-подсказку и как бы наблюдет со стороны: справимся ли на этот раз, поймем ли что еще...
Потихоньку мы все же движемся, надежды терять не будем. А пока - интересный факт.


Ее ребенок умер во время родов, но она попросила подержать его на руках. Спустя два часа она услышала вздох…

Перевод - Юлии Курской:

Кейт Огг родила двойню преждевременно, и ее новорожденный мальчик не выдержал трудных родов. Она попросила докторов разрешить ей подержать ребенка на руках, чтобы попрощаться с ним, и потом гладила его у себя на груди в течение двух часов. То, что случилось потом, подтверждает, что в объятьях матери есть нечто волшебное.

Ведущая: Сегодня в нашей программе невероятная история о матери, которая вернула к жизни своего новорожденного сына, после того, как ей сказали, что он не выжил. Вся семья сегодня у нас в студии для эксклюзивного интервью. И я передаю слово нашему корреспонденту в студии – Эми Робах. Эми, доброе утро.

Эми Робах: Доброе утро. Доктора сказали Кейт и Дэйвиду Огг из Сиднея, Австралия, что их новорожденный мальчик умер. Но то, что случилось потом, нельзя назвать иначе, как медицинское чудо.

Голос за кадром: Рождение ребенка – один из самых счастливых моментов в жизни. Но для Кейт и Дэйвида Огг оно чуть не закончилось трагедией – один из их двойняшек, малыш Джейми, рожденный преждевременно на 27-ой неделе был признан клинически мертвым. Врачи сказали ей…

Кейт: Они сказали: «Джейми не справился. Мы потеряли его».
Collapse )