Category: армия

надежда, вера. любовь

Рано или поздно, все тайное становится явным. Еще одна большая ложь.

Марк ШТЕЙНБЕРГ

ДОБЛЕСТЬ  ПОД ГРИФОМ " СОВ. СЕКРЕТНО "
>>>В конце 1948 года из военного училища " загремел " я в Кушку - не самый лучший армейский гарнизон. Прослужил там почти 6 лет - во времена оголтелой антисемитской кампании: борьбы с космополитами,
 с членами Антифашистского комитета, с врачами -" убийцами " и др. И в те страшные времена Кушкинский гарнизон был прямо-таки перенасыщен евреями: командир моего батальона подполковник Аркадий Гольдин,
 командир танково-самоходного полка полковник Исаак Рубин, не говоря уж о множестве других офицеров - старших и младших. А в 1952 году командиром кушкинской дивизии стал Герой Советского Союза генерал-майор Симон Давидович Кремер, назначенный с понижением после  окончания Академии Генштаба .
>>>Как выяснилось потом, по указанию свыше в начале 1950-х евреев-военнослужащих собирали в определенных гарнизонах, чтобы сподручнее было депортировать их  в места отдаленные, когда поступит соответствующий сигнал .
>>>Как-то на учениях стал я свидетелем беседы генерала Кремера с нашим комбатом, его фронтовым знакомцем. Они прошли на НП моей роты. Улыбка тронула губы генерала,  когда я доложил. Еще бы! Хоть внешне на еврея я был непохож, стоило заговорить и сомнений не оставалось . Начальство прошло в поле. Кроме меня, рядом никого не было и они, вспоминая, называли множество имен евреев-генералов, командиров дивизий, корпусов и  даже армий. Вспомнили, кстати, что командиром нашей 357-й стрелковой дивизии в войну был полковник Александр (Арон ) Кроник, впоследствии генерал. Таким обилием евреев-фронтовых военачальников был я просто ошарашен и скрыть этого не мог. Они заметили и многозначительно  переглянулись . " Рэд  нышт, ингл ", - вдруг сказал генерал Кремер, что на идише значило :
 " Не болтай, мальчик ".
>>>Через какое-то время подполковник Гольдин, когда мы остались наедине в его кабинете, объяснил мне, что имел в виду Кремер. Получалось, что всякие данные  о доблести еврейских воинов, о боевом мастерстве офицеров и генералов-евреев были тогда, по выражению моего комбата ,  " Смертельной тайной ". Расспрашивать или рассказывать об этом было крайне рискованно .
>>>Он открыл сейф, вытащил и показал мне пожелтевшую от времени газету, текст которой был напечатан еврейским шрифтом. Поняв, что я читать его не могу, комбат  сказал : " Это  московская газета " Эникайт ", вышла в июле 1945 года. В статье журналистки Мирры Железновой написано, что за годы войны 135 евреев стали Героями Советского Союза. Вот списки, смотри.
 Генерал Кремер рассказал мне, что журналистку эту в 1950 году арестовали, обвинили в разглашении государственной тайны и расстреляли ." Он спрятал газету и добавил, что знает о моей " борьбе " с антисемитами приемами боевого самбо, потому, мол, решил предупредить, чтоб я был поосторожней и, главное, прекратил распространяться о героизме
 евреев. Разговоры о моих " подвигах " идут по гарнизону и могут дойти куда следует .
 " Ты ж минер, старшой. Вот и держи строго, как на разминировании "
 - добавил комбат .
>>>Сколько раз я вспоминал мудрый совет Аркадия Марковича Гольдина. Уверен, сыграл он свою роль в том, что за 40 лет поисков героев и полководцев-евреев я ни  разу не попал " кудаследует ". А чем чревато это было - подтверждает судьба Мирры Железновой - литературный псевдоним Мирьям Айзенштадт, обозревателя единственной в военное время  еврейской газеты СССР " Эйникайт ", по-русски " Единение ".
>>>Какую же " государственную тайну " выдала Мирра Железнова? Все данные о евреях-Героях Советского Союза она получила по официальному запросу, подписанному Соломоном Михоэлсом, в 7-м  наградном отделе Главного политуправления Советской Армии, на основании документов, оформленных и завизированных по разрешению его начальника генерал-полковника Александра Щербакова. Документы подписал начальник Управления по награждению и присвоению воинских  званий Главного управления кадров Министерства Вооруженных Сил СССР полковник А.П.Токарь .<lj-cut>
>>>В середине 1945 г. Мирра Железнова опубликовала эти данные в газете " Эйникайт ". Сто тридцать пять Героев Советского Союза евреи! Это был невероятно высокий процент для полумиллиона солдат и офицеров евреев, сражавшихся на фронтах  Великой Отечественной. Списки из газеты перепечатала европейская и американская пресса и резонанас от этих данных был немал: такое в корне меняло сложившееся мнение о евреях как воинах Советской Армии .
>>>Простить журналистке, благодаря которой мир узнал число евреев, награжденных Золотой Звездой Героя, ни Сталин, ни его юдофобское окружение не смогли. Вот
 и не простили, затаившись до поры, в апреле 1950-го арестовали. Публикация числа и списков героев стала одним из главных, предъявленных ей обвинений .
>>>Но не только. Ее обвинили также в передаче иностранным журналистам справки о численности и процентном соотношении евреев, удостоенных боевых наград во время  Великой Отечественной. Такая справка, также по запросу Соломона Михоэлса, была выдана Управлением по награждению и присвоению воинских званий Главного управления кадров Министерства Вооруженных сил СССР заместителю ответственного секретаря Еврейского антифашистского
 комитета Соломону Шпигельглясу. Подписана Справка начальником 4-го отдела Управления по награждению и присвоению воинских званий Главного управления кадров МВС СССР полковником Иночкиным. Дата подписи - 4 апреля 1946 года за № ГУК 2\4 .
>>>Через два месяца Соломона Шпигельгляса нашли мертвым. Диагноз - пищевое отравление. Судя по всему, не обошлось без " спецов " НКГБ. Потому что немедленно в его квартире ими произведен был самый тщательный обыск. Изъяли все книги и документы. Видимо, искали злочастную справку.
 Нашли ее через четыре года, при обыске на квартире Мирры Железновой .
>>>Какие же криминальные сведения таились в этом документе? Сказано в нем было, что на апрель 1946 года взято на статистический учет награждений, произведенных  за время Великой Отечественной войны, 123 822 еврея или 1,4 процента к общему числу награждений. Далее приведен список других национальностей СССР и их процентное соотношение к общему количеству взятых на статистический учет награаждений. В том числе :
>>>Русских - 67,3%
>>>Украинцев - 17,9%
>>>Белорусов - 2,9%
>>>Татар - 1,8%
>>>Казахов - 1%
>>>Узбеков - 0,9%
>>>Армян - 0,8%
>>>И так далее, вплоть до эстонцев - 0,08%. Таким образом, Справка вполне официально свидетельствовала, что по боевым наградам в годы войны евреи заняли пятое  место среди титульных национальностей и этнических групп Советского Союза. Если же сравнить соотношение награжденных с численностью данного этноса во время войны, то у примерно равных евреям процент награжденных был гораздо ниже .
>>>Вот какой документ нашли у Мирьям Железновой. И хотя она не использовала его данные в своих публикациях и не передала Справку на Запад, ей инкриминировали  разглашение содержащихся в ней сведений, которым присвоили гриф высокой секретности. Хотя Справка вообще никакого грифа не имела .
>>>229 дней провела Железнова в камерах Лубянки и Лефортова, вплоть до вечера 23 ноября 1950 г., когда истерзанную женщину втащили в расстрельный подвал.
 Полковников Токаря и Иночкина приговорили к 25 годам лагерей строгого режима .
>>>Судьба Мирры Железновой весьма символична. Она является неопровержимым свидетельством особого отношения высшего руководства СССР к роли евреев в боевых действиях  Великой Отечественной войны. Это отношение выражалось в тщательном засекречивании сведений о героизме и доблести, проявленных в ее сражениях евреями. Нигде, ни при какой погоде, не найти было упоминания о национальности воина, совершившего геройский поступок,
 если был он евреем. Ярким примером может служить легендарный Цезарь Львович Куников .
>>>В 1977 г. Воениздат выпустил сборник " Герои Советского Союза Военно-морского флота ", где майор Куников был назван евреем. Но... сборник снабдили грифом секретности! Для " недопущенных " национальность героя Малой земли оставалась тайной. В следующем, 1978 г., вышла книга " Герои огненных лет. Очерки о москвичах - Героях Советского Союза " со статьей о Куникове - " по национальности русским ". Это издание подготовил Институт военной истории. То есть военные историки представляли Куникова евреем в тайном издании и русским - в открытом! В
 1987 г. они снова объявили Куникова русским в 1-м томе Биографического справочника " Герои
 Советского Союза ". Времена были перестроечные, посыпались протесты. И поправку дали - в... списке опечаток. Это важное " патриотическое " дело продолжил Центральный архив Министерства обороны: еще в 1991 г. он высылал на запросы о Куникове справки с национальностью " русский "...
>>>Еще круче засекречивалась национальность генералов и адмиралов-евреев. В этом убедился лично, потому что разыскивал сведения о них с того дня, когда стал  свидетелем беседы генерала Кремера с моим комбатом. Ну и насобирал немало, переписывая из открытых источников, если фамилия звучала похожей на еврейскую, тем более - если имя-отчество такими были. И конечно же, эти сведения недостоверными оказывались. К примеру,
 зачислил в евреи генералов Волькенштейна и Рейтера - из прибалтов они на самом-то деле. Но уж адмиралов Александрова и Орлова к своим соплеменникам причислить никак не мог. А они и были таковыми .
>>>Вот и решал головоломку, по вторичным, так сказать, признакам. Это были нелегкие разыскания. К тому же - очень даже небезопасные. Я полностью отдавал себе  отчет, что со мной произойдет, если о поиске воинов-евреев проведают те , " комуследует ". В этом смысле такой поиск, пожалуй, был опаснее работы на минном поле .
>>>Но с начала 70-х годов и до увольнения в запас служил я в штабе Туркестанского военного округа. По должности имел допуск к документам самой высокой степени  секретности. Поскольку в то время я уже намного превысил 25 - летний срок военной службы, то ежегодный отпуск имел полуторамесячный. И до увольнения в запас частично использовал его для работы в архивах Вооруженных Сил в Подольске и в Гатчине. Мой допуск давал
 возможность изучать любые материалы о боевой деятельности сколько-нибудь заметных военачальников-евреев, о подвигах евреев - Героев Советского Союза и даже получать их портретные фотоснимки. Более того, я сумел эти материалы получить и скопировать. Естественно,  рисковал, очень рисковал, не помиловали бы за такого рода действия. Но риск ведь и был моей профессией и - миловал Бог .
>>>Эти сведения я сохранил и после увольнения в запас. Поэтому и не стал для меня откровением вышедший в 1987 году пресловутый Биографический справочник " Герои Советского Союза ", где кроме того впервые официально названы евреями пятнадцать высших военачальников. Не сомневаюсь, впервые узнали граждане СССР, что генерал Л.Котляр
 был начальником инженерных войск Красной Армии, М.Шевелев - начальником штаба Дальней авиации, Я.Крейзер - командующим армией, С.Кривошеин - командиром корпуса, В.Коновалов - контр-адмиралом и т.д. В те времена, хотя во всю кипела " перестройка ", то, что в Великой Отечественной войне участвовали десятки крупных военачальников и полководцев-евреев, оставалось сугубой государственной тайной .
>>>Как ни странно, однако, и во времена, казалось бы, невиданной демократии и гласности 90-х годов, этот аспект военной истории по-прежнему значился под грифом " сов.секретно ". К примеру, в 1962 г. Главный штаб ВВС выпустил под грифом " совершенно секретно " сборник " Советская авиация в Великой Отечественной войне ". Данные из таблицы национального состава офицерских и генеральских кадров ВВС таковы: русские 102 844 (68%); украинцы 28 902 (10%); евреи 7149  (4,73%) ( выд. мной М.Ш.); белорусы 5818 (3,85%); татары 1189 (0, 78%); армяне 1158 (0,77%); грузины 824 (0,55%) и т. д. Итак, более 7000 еврейских офицеров и генералов ВВС занимали в списке третье место. При этом 4549 из них находились на фронте. Процентная  доля этих офицеров и генералов (4,73%) в несколько раз превышала процент еврейского населения СССР. И хотя в 1992 г. Генеральный штаб рассекретил этот сборник, он по-прежнему оставался недоступным широкой публике .
>>>Весьма символична также история с обращением в 1997 г. Петербургской организации евреев-инвалидов войны в Институт военной истории :
 " Мы полагаем, что " белое пятно " в списках офицеров не должно оставаться в военной историографии навечно... Просим Вас дать указание произвести подсчет количества офицеров-евреев,
 участников Великой Отечественной войны ".
>>>Ответ был странным :
 "... В случае заказа Министерством обороны Институту военно-исторических работ, затрагивающих вопросы национального состава, мы учтем Ваше пожелание.
 Проведение же внеплановых исследований не представляется возможным ".
>>>В марте 2001 г. ветераны обратились в Министерство обороны :
 "... Настало время признать, что в советской военно-исторической литературе нередко намеренно замалчивался или приуменьшался вклад еврейского народа  в победу над германским фашизмом. В статистические перечни военнослужащих по национальностям данные о солдатах и офицерах-евреях часто не включались, во многих случаях умышленно скрывалась еврейская национальность героев войны, имели место факты прямой фальсификации ...
>>>Настало время исправить эту несправедливость. Просим Вас дать указание произвести дополнительный подсчет офицеров-евреев ".
>>>В ответном письме Министерства обороны от 10 октября 2002 г. сказано :
 " Относительно Вашей просьбы о подсчетах офицеров-евреев сообщаем, что Минобороны России не располагает возможностями выполнить данную просьбу. В  аналогичных ситуациях мы рекомендуем привлекать внебюджетные источники, спонсоров ".
>>>Ветераны спонсоров нашли. Но делу это не помогло. После трехлетней волынки в декабре 2005 г. начальник Института военной истории полковник Александр Кольтюков  отказался заключить договор о внеплановой работе по теме еврейских офицеров " из-за  ограниченного количества научных сотрудников ". Так что статистику офицеров, предоставленную другим народам СССР бесплатно, евреи даже за деньги получить не смогли .
>>>Задумаемся, однако, что же такое мертвой хваткой абсолютной секретности окружили сперва советские, а теперь и российские военные историки? Это статистические  данные о численности офицеров и генералов-евреев в годы войны, их званиях и должностях на оперативно-тактическом и стратегическом уровнях военного руководства .
>>>Именно такие сведения собираю я с 50-х годов и до настоящего времени. Смею надеяться, что благодаря работе в военных архивах СССР и беседах со многими военачальниками-евреями, собранные мной данные вполне достоверны . Они вошли в мои книги :
 " Евреи в войнах тысячелетий ",
 8 изданий которой вышли в США и России в 1996-2008 гг. и " Еврейский щит СССР ", которая подготовлена к изданию. Назову только некоторые статистические данные о военачальниках-евреях .
>>>Итак. Всего в годы войны в вооруженных силах страны служили 260 евреев в звании генералов и адмиралов, из них 40 процентов принимали непосредственное участие  в боевых действиях .
>>>Евреями были: один командующий фронтом, 9 командующих армиями и флотилиями, 14 командиров корпусов, 42 командира дивизий, 43 командира отдельных бригад.
 Таким образом, 108 евреев командовали войсками объединений и соединений. И еще 74 командовали полками различных родов войск. Они вели в бой 148 полков, 74 бригады, 50 дивизий, 23 корпуса, 17 армий и одну флотилию. Если развернуть их войска и посчитать - счет  пойдет на сотни тысяч и даже миллионы солдат и офицеров .
>>>К Дню Победы пришли 260 евреев, имевших высшие воинские звания. В том числе: маршал Советского Союза - 1; генерал-полковников - 5; генерал-лейтенантов -  39; вице-адмирал - 1; генерал-майоров - 204; контр-адмиралов - 10. По числу высших военачальников евреи среди народов СССР занимают третье место, после русских и украинцев. Сразу подчеркну - в это число не входят генералы НКВД, НКГБ, СМЕРШ и пограничных войск .
>>>Здесь с максимальной лаконичностью выложены те сведения, которые под строжайшими уровнями секретности погребены в военных архивах России. Именно эти сведения  так остервенело стерегут церберы из Министерства обороны и военных архивов России. Старт такой гнусной политике дал Сталин, который в годы войны в присутствии Молотова, а также представителей польского эмигрантского правительства и других лиц сказал :
 " Евреи неполноценные солдаты... Да, евреи плохие солдаты ". И хотя в этой войне еврейские воины показали величайшую доблесть, но последующие руководители СССР не стали опровергать позицию Сталина - отрицание
 доблести и военного мастерства евреев .
>>>Почти два десятилетия отделяют нас от момента крушения СССР. Сменилось за это время немало российских лидеров, но не изменилась государственная и общественная  позиция недооценки и прямого отрицания военной доблести евреев. Их принято обвинять в трусости, неумении и нежелании служить в армии. А тем более - сражаться с оружием в руках .
>>>Вполне типичным примером в этом отношении является книга А.И.Солженицына " Двести лет вместе ". В ней он прямо-таки клевещет на евреев, утверждая, что они никогда не вносили свою долю в дело вооруженной защиты России и Советского Союза. Солженицын  дал старт кампании клеветы и наветов, особенно яростных и беспардонных, когда речь идет о военной истории российских и советских евреев. Сегодня книжные полки магазинов в России уставлены сочинениями Олега Платонова, Виктора Филатова, Мухина и Владимирова,  Жевахова и Грибанова, Глазунова и Брачева, Мишина и Дикого, и ... несть числа клеветникам-антисемитам. Имена и стили этих юдофобов разные, а тема - одна: евреи трусы и предатели, не хотели и не умели служить в армии, бежали от фронта, отсиживались в тылу,
 ордена и звания покупали и так далее .
>>>Тешу себя надеждой - тот, кто прочтет этот очерк, станет думать иначе. Нет, не на антисемитов распространяется эта надежда. Но политика засекречивания всех  аспектов военной доблести евреев в Великой Отечественной войне привела к тому, что даже соплеменники их об этом знают немного .
>>>В СМИ, в искусстве, в литературе, сколько угодно сведений о евреях музыкантах, шахматистах, ученых, врачах, банкирах, актерах, олигархах и др .
>>>Но - не о евреях-воинах и полководцах. О них - только клевета и ложь антисемитов .
>>>Поэтому отбросить ложное и замшелое представление о военном менталитете своего народа должны мы сами, мы - евреи. И в первую очередь - те из нас, кому еще
 предстоит сражаться .

</lj-cut>
надежда, вера. любовь

Израиль. Наши дети. Рассказ девушки, только-только закончившей службу в армии

Очень трогательный рассказ девушки, только что закончившей службу в армии

В редакцию издания «Вести Израиль» пришло трогательное письмо от Инны Фердман. Это история ее дочери о том, как она служила в армии, обязательно дочитайте до конца!

«Здравствуйте, «Вести»!

Моя дочка Анита недавно закончила службу в ЦАХАЛе, в артиллерии, и написала под впечатлением этот рассказ. Кто хочет понять Израиль, прочитайте до конца. Я исправила только орфографию (всё-таки русский для нее второй язык, она родилась здесь и грамоте не училась), но я не тронула ни одного слова.

Анита Фердман

Сегодня в автобусе один пожилой человек спросил меня:

— Солдатка, а что у вас за пилотка на плече?

Я посмотрела на свою голубую пилотку, полученную от генерала после многокилометрового ночного марш-броска, и с улыбкой ответила:

— Я мадрихат тотханим.

— А что это? — поинтересовался он.

Как объяснить, что такое инструктор в артиллерии, подумала я. Ведь люди не знают, что далеко в пустыне, куда едешь часами и нет ничего, кроме белого песка, находится маленькая необычная страна. Жители этой страны — 18-летние дети. Выглядят они все на первый взгляд одинаково: зеленая грязная форма, большие черные ботинки и автомат через плечо.

Но если присмотреться, то можно понять, что каждый ребенок выглядит по-своему. Ведь в нашей армии служат дети со всех концов Израиля, с разными интересами и характерами. Иногда у нас летом случаются войны, и некоторые из этих детей навсегда остаются 18-летними, израильскими Питерами Пэнами…

У меня в этой «детской» стране особая миссия. Я должна выучить всех солдат, генералов, офицеров, командиров и новеньких «молодых», которые только что пришли… Я учу их высчитывать полёт снарядов, правильно стрелять, планировать операцию и управлять боем, выучив наизусть карту местности.

Вокруг нас в пустыне нет цивилизации. Целый день мы тренируемся, работаем, охраняем, спим около своих пушек, а днем, под палящим солнцем, бесконечно стреляем, отрабатывая навыки.

Как же я люблю всех моих друзей-солдат, весь командирский состав, просто всех, кто находится на базе! Самой огромной, наивной любовью. Я готова для них на всё. Готова сидеть с солдатами допоздна, если они чего-то не понимают. Готова поддержать, когда тяжело. Волнуюсь и беспокоюсь безумно, когда посреди ночи бывает вызов на состояние боевой готовности и звонок, что завтра уроков не будет, батарея уже на границу едет.

Я знаю, что мне всегда нужно быть сильной, всегда показывать, что все хорошо, даже когда самой тяжело, потому что нужно подавать пример.

Обожаю, когда в пятницу вечером есть праздничный ужин, все готовятся и надевают самую чистую форму, умытые и красивые, насколько можно. Сидим все за одним бесконечным, огромным столом, едим и радуемся, будто это огромный праздник.

Еще из моих самых незабываемых моментов, когда солдаты заканчивают месячный маршрут и стоят на площади в конце пути, а у меня слезы на глазах, и я горжусь ими, как будто что-то материнское вырывается из души. У вас получилось, мои дорогие, теперь раскрывайте крылья!
Два года я работала на равных с блестящими генeралами , которые прошли военные операции, и «Цук-Эйтан» и «Амуд Анан» и даже «Шлом ха-Галиль».

И вот пришел конец этого путешествия, я теперь выхожу в настоящий мир, покидаю эту сказочную страну, которую во всей моей семье знаю только я одна.

Мне немного страшно в начале нового пути. Я еще не знаю, чем буду заниматься, но в одном уверена: я буду любить моих друзей, мою дорогую семью. И мою армейскую семью, которая тоже стала мне родной, хотя и не по крови.

«Вот, мой дорогой попутчик, что такое «мадрихат тотханим», — ответила я и сошла на своей остановке.

Моей последней остановке как солдата и первой в начале новой жизни».

надежда, вера. любовь

Тайное со временем становится явным. Иногда, достаточно скоро. КГБ и палестинский террор.

Оригинал взят у grimnir74 в КГБ и палестинский террор: новые разоблачения
Картинки по запросу андропов марка
В пятничном приложении "7 дней" газеты "Едиот Ахронот" вышел второй материал журналиста Ронена Бергмана, посвященный архиву бывшего сотрудника КГБ СССР Василия Митрохина.

Если первый материал был посвящен завербованным советской разведкой израильтянам, то во втором публикуется информация о связях КГБ с палестинским террором.

Бергман описывает прошедшую в 1970 году по прямому приказу главы КГБ Юрия Андропова операцию по доставке современного оружия одному из лидеров "Народного фронта освобождения Палестины" Вадии Хададу.

Разведывательное судно ВМФ СССР доставило из Владивостока в Аденский залив партию пистолетов, пулеметов, гранатометов, гранат, снайперских винтовок, а также мины и заряды с дистанционным управлением.

Полгода спустя часть этого оружия была использована для одновременного угона пяти пассажирских самолетов. Попытка угона самолета "Эль-Аль" сорвалась благодаря действиям охранника и пассажиров, однако четыре самолета других авиакомпаний были захвачены. Три из них сели в Иордании, четвертый – в Египте. После переговоров с террористами заложников обменяли на Лайлу Халид, неудачно пытавшуюся захватить израильский самолет, и еще шестерых палестинских террористов. Швейцарские и германские заложники были освобождены в обмен на выкуп.

Согласно архиву Митрохина, КГБ работало со всеми палестинскими террористическими организациями того времени: ФАТХ ("Кабинет"), НФОП ("Хутор"), ДФОП ("Школа"), группировкой Ахмада Джибриля ("Блиндаж").

"Ареф" (Ясир Арафат) выполняет только те обещания, которые выгодны ему", – говорится в одном из докладов, переписанных Митрохиным. Курировать Арафата был назначен офицер КГБ Василий Самойленко. Параллельно был завербован Рифат Абу Ун, один из приближенных Арафата , получивший позывной "Жирар".

Однако на первом этапе значительно большую поддержку КГБ получали боевики НФОП под командованием Джорджа Хабаша и его заместителя Вадии Хадада ("Националист"). Последний был завербован в 1969 году, о чем Андропов лично доложил генсеку КПСС Леониду Брежневу: "Мы можем направлять деятельность НФОП в соответствии с интересами КГБ, сохраняя при этом полную секретность".

КГБ удовлетворило практически все запросы Хадада по поставке оружия за исключением ракет "земля-воздух". Большая часть поставленного палестинским террористам оружия ранее не поставлялась даже союзникам по Варшавскому договору. Часть поставок имела западное происхождение.

Collapse )
надежда, вера. любовь

(no subject)

Шестидневная война и поздняя любовь винницкого еврея

Скромная свадебная церемония Леви и Мирьям Эшколь, 1964 г.

Скромная свадебная церемония Леви и Мирьям Эшколь, 1964 г. Фото: Moshe Pridan (National Photo Collection).

Роль молодой женщины в мировой истории видна не только в древних легендах о Елене Прекрасной и Троянской войне, но и в ключевых событиях современной эпохи. Одно из них связано со знаменитой Шестидневной войной 1967 года, годовщина которой исполняется 5-10 июня.

Напомним основную канву тех дней: 22 мая 1967 года Египет закрывает Тиранский пролив в Красном море и блокирует Израиль с юга. Из Каира заявляют о скором уничтожении Израиля, египетская армия мобилизуется. Пропаганда всех арабских стран призывает «утопить евреев в море». Министр обороны Сирии Хафез Асад — будущий диктатор и отец нынешнего президента Сирии Башара Асада, заявляет в те майские дни: «Наши силы сейчас полностью готовы к уничтожению сионистского присутствия на арабской земле. Сирийская армия держит палец на спусковом крючке. Я, как военный человек, уверен, что пришло время вступить в войну на уничтожение».

Руководство Израиля во главе с 72-летним премьер-министром Леви Эшколем создает 1 июня правительство национального единства, в которое министром обороны входит Моше Даян, и впервые лидер правых — Менахем Бегин. В напряженных условиях неминуемой агрессии Египта, политики Израиля отдают военным разрешение нанести превентивный удар по египетской армии — и главное, по её авиабазам утром 5 июня 1967 года.

Разгром ВВС противника в первый же день войны позволил израильским ВВС добиться почти полного господства в воздухе. Всего израильтяне уничтожили около 450 самолётов противника, из них 70 в ходе воздушных боёв, а 380 на земле.

Авиация Египта уничтожена на аэродромах, 5-6 июня 1967 г.

Авиация Египта уничтожена на аэродромах, 5-6 июня 1967 г. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа.

Практически не встречающие сопротивления бомбардировки арабских колонн и позиций израильскими ВВС, в том числе с применением напалма, были важнейшим фактором деморализации и быстрого коллапса египетской и иорданской армий.

Проходят четыре дня войны — еще никто не знает, что её назовут «Шестидневной». К середине дня 8 июня уже очевиден полный разгром армий Египта и Иордании, египетская авиация догорает на разбомбленных аэродромах, израильская армия взяла Синайский полуостров, вышла к Суэцкому каналу. Освобождены Иерусалим, Иудея и Самария.

Из Москвы, ООН и Белого Дома на правительство Израиля обрушиваются требования остановить наступление. Кремль, находясь в шоке от молниеносного разгрома своих арабских союзников, угрожает начать Третью Мировую войну.

Израильские десантники освобождают Старый город Иерусалима, июнь 1967 г.

Израильские десантники освобождают Старый город Иерусалима, июнь 1967 г. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа.

«Разрешите атаковать!»

Египет и Иордания уже разгромлены, но над севером Израиля нависает не разбитый враг — сирийская армия, которая с Голанских высот уже многие годы обстреливает израильские города и кибуцы вокруг озера Кинерет и угрожает Галилее. Ещё 22 мая 1967 года премьер-министр Израиля Леви Эшколь, выступая в Кнессете, возложил на Сирию ответственность за 113 инцидентов — подкладывание мин, диверсии, артиллерийские обстрелы, в период с мая 1965 по май 1967 гг. По результатам действий Сирии, Израилем было подано 34 протеста в Совет Безопасности ООН — но ооновцы не пошевелили даже пальцем для защиты Израиля.

Командующий Северным округом генерал Давид (Дадо) Элазар к утру 8 июня 1967 года ясно понимает, что именно сейчас существует уникальный исторический шанс одним ударом сокрушить Сирию и выбить её со стратегически важных Голанских высот. Но высшее руководство армии и страны не позволяет ему начать широкое наступление. Проведен лишь авиаудар вечером 5 июня, уничтоживший две трети всех сирийских самолётов. Затем четыре дня войны идут вялые артиллерийские дуэли вдоль линии фронта.

Генерал Элазар 8 июня в резкой форме требует по телефону у начальника Генштаба Ицхака Рабина разрешения на мощное наступление, чтобы выбить сирийцев с Голан. Тот отказывает, ссылаясь на запрет министра обороны Моше Даяна. Рабин говорит: «Прилетай в Тель-Авив, доложи сам премьер-министру свою позицию». Элазар мгновенно садится в вертолёт и устремляется в канцелярию Леви Эшколя.

Генерал Давид (Дадо) Элазар в боевом вертолете.

Генерал Давид (Дадо) Элазар в боевом вертолете. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа.

Элазар расстилает карту Голан и говорит главе правительства: «Я не прошу подкреплений с других фронтов. Справлюсь теми силами, которые у меня есть. Операция по разгрому сирийцев на Голанах давно нами разработана — только дайте приказ наступать!» Леви Эшколь никак не реагирует и обещает подумать — на него давят и Вашингтон, и Москва, и ООН, требуя остановить боевые действия Армии Обороны Израиля.

Генерал Давид Элазар выходит из кабинета Эшколя в смешанных чувствах — и видит, что из-за военной ситуации в канцелярии главы правительства никого нет. В приёмной пусто — и только жена премьер-министра Мирьям Эшколь сидит за телефонными аппаратами.

Поздняя любовь премьера

Леви Школьник (будущий Эшколь) родился в 1895 году в местечке Оратов (сейчас — райцентр Винницкой области Украины). Приехав в Землю Израиля в 1914 году, он продвинулся в сионистском движении и реализовал себя как успешный администратор в профсоюзах, водном хозяйстве и в министерстве обороны. Он 11 лет занимал пост министра финансов — рекорд в истории Израиля.

Эшколь к тому моменту был дважды женат. Вторая жена — Элишева, тяжело заболела в конце 1950-х годов. В это же время в Иерусалим из Тель-Авива приезжает 28-летняя Мирьям Зеликович, репатриантка из Румынии — она поступила для обучения на вторую степень в столичном Еврейском университете. Мирьям специализируется на истории средних веков и изучает эпоху крестоносцев на Ближнем Востоке. Молодая женщина ищет скромную квартирку и находит для аренды небольшую пристройку — во дворе дома министра финансов.

Со временем Мирьям начинает ухаживать за больной Элишевой и становится другом семьи Эшколей. Но тяжелая болезнь уносит жизнь Элишевы в 1959 году. В начале 1960-х Мирьям заканчивает магистерские штудии и начинает работать научным сотрудником библиотеки Кнессета — парламента Израиля.

В 1963 году Леви Эшколь становится премьер-министром Израиля. Начальник охраны говорит ему: «Вы — первый неженатый глава правительства страны. Я понимаю, что вы будете заводить романы с женщинами, но не бойтесь — мои ребята никому ничего не расскажут». «Наоборот, пусть говорят!» — ответил Эшколь.

Через год 69-летний Леви Эшколь и 34-летняя Мирьям зарегистрировали свои отношения на скромной свадебной церемонии.

Леви и Мирьям Эшколь, середина 1960-х годов.

Леви и Мирьям Эшколь, середина 1960-х годов. Фото: д-р Розенблюм, газета «Маарив».

Весёлая и динамичная Мирьям стала поздней любовью Эшколя, который был вдвое старше её. Их чувства были искренними и взаимными.

Мирьям притягивала внимание и симпатии не только простых израильтян, но и глав иностранных государств. Как эрудированный историк, она общалась с президентом США Линдоном Джонсоном и с бароном Ротшильдом. Как очаровательная женщина, она танцевала твист с генералом Иди Амином — будущим диктатором Уганды.

Мирьям Эшколь с баронессой и бароном де Ротшильд, Париж, 1964 год.

Мирьям Эшколь (в центре) с баронессой и бароном де Ротшильд, Париж, 1964 год. Фото: Fritz Cohen (Israel National Photo Collection).

Победа как подарок

Вернёмся в канцелярию Леви Эшколя вечером 8 июня 1967 года. Понимая, что это его последний шанс, генерал Элазар обращается к Мирьям прямо в приёмной её мужа. Никто другой не в силах повлиять на главу правительства, а решение по Голанам надо принимать немедленно. Истекают драгоценные часы до того мгновения, когда «мировое сообщество» и сверхдержавы свяжут Израиль по рукам и ногам. ООН и Белый Дом требуют согласия Израиля на прекращение огня уже к вечеру 10 июня.

Мирьям Эшколь говорит Элазару: «Слушай, у меня скоро день рождения. Я хочу Баниас».

Почему Баниас? Это развалины древнего города на севере Голанских высот, известного своими памятниками римских времен, водопадами и истоком реки Иордан. За средневековый Баниас шли упорные битвы между крестоносцами и мусульманами. Мирьям Эшколь попросила у генерала в подарок на день рождения то, о чем мечтает любой увлеченный историк.

«Мирьям, я сделаю всё, чтобы у тебя был Баниас, но и ты сделай что-то для этого», — ответил генерал и отбыл к своим войскам на север Израиля.

В ночь на 9 июня 1967 года Давид Элазар получил долгожданный приказ атаковать сирийцев по всему фронту. Ранним утром мощный удар израильского десанта был нанесён на Баниас и далее к горе Хермон — высшей точке Голанских высот. Сирийские позиции были прорваны также в центре и на юге Голан.

Боевые действия Армии Обороны Израиля на Голанах 9-10 июня 1967 г.

Боевые действия Армии Обороны Израиля на Голанах 9-10 июня 1967 г.

Стратегические высоты — горное плато, нависавшее над Кинеретом и Галилеей, были полностью захвачены израильской армией.

Под истерические крики ООН прекращение огня вступило в силу в 19:30 на шестой день войны — 10 июня 1967 года.

Первое, что сделал генерал-победитель Давид Элазар, это направил супруге премьер-министра фотографии из Баниаса. Мирьям Эшколь получила свой подарок ко дню рождения.Six Days_end-of-6-day-war-tiger_1967

Леви Эшколь скончался на посту премьер-министра от сердечного удара 26 февраля 1969 года. Мирьям Эшколь десятки лет возглавляла Центр изучения наследия своего мужа и занималась увековечиванием его памяти. Сегодня ей 86 лет.

Баниас стал местом археологических раскопок. Там создан прекрасный национальный парк, чьи водопады и древние пещеры всегда привлекают туристов на израильские Голанские высоты.

Водопады Баниаса.

Водопады Баниаса. Фото: Управление национальных парков Израиля.

надежда, вера. любовь

Тарзан, создавший Судан

Как много неизвестного происходит в мире, сколько неожиданных секретов, тайн! Вот еще одна интереснейшая история.

http://newrezume.org/news/2016-06-08-14813

Александр Непомнящий

Еврей, Судан создавший

Тарзан, он же генерал Джон, он же Давид Бен-Узиэль – африканский резидент «Моссада», за считанные месяцы перевооруживший, обучивший и превративший разрозненные отряды суданских сепаратистов в полноценные армейские формирования и ставший одним из отцов-основателей Южного Судана – в своих воспоминаниях раскрыл секретные детали спецопераций «Моссада» в Африке.


Давид Бен-Узиэль родился в Хайфе в 1935 году. Прозвище Тарзан, привязавшееся к нему на всю жизнь, он заслужил ещё в детстве после того, как спас тонущего друга из речки Нааман, протекающей между Хайфой и Акко. К началу Войны за независимость он жил с родителями в Иерусалиме. Его, 12-летнего, отказались брать в армию, но Давид все же добился своего, став курьером в иерусалимской молодежной роте ЭЦЕЛя – еврейского подпольного военного формирования. Пять лет спустя, отобранный вместе с ещё полусотней бойцов лично Ариэлем Шароном, Тарзан начал свою армейскую службу в знаменитом «подразделении 101» – первом израильском спецназе, продолжив ее затем в десантном батальоне и закончив уже в звании подполковника.

Бен-Узиэль успел побывать эмиссаром в ЮАР и Эфиопии, где служил военным инструктором, обучая бойцов армии императора Хайле Селассие. В 1968 году он был приглашен работать в «Моссад» и почти сразу вызван в кабинет к Цви Замиру, незадолго до того назначенному на должность руководителя этой спецслужбы. «Моссаду» срочно требовался человек, способный возглавить и осуществить сложную и особо секретную миссию в Африке. Бен-Узиэль, уже имевший опыт работы в странах этого континента, стал наиболее подходящей кандидатурой.
                                                             
***


  1. Судан получил независимость в 1956 году. Границы бывшей колонии, прочерченные, исходя из британских политических соображений, мало соответствовали реальным интересам населявших страну народов. В результате правящие на севере арабы-мусульмане начали насильственную исламизацию менее цивилизованного юга, в жителях которого – преимущественно христианах и язычниках-анимистах – они привыкли видеть лишь рабов. В 1963 году южане восстали. Небольшие, разрозненные и практически безоружные партизанские отряды, назвавшие себя «Анья-Нья» (змеиный яд) и возглавленные дезертировавшим из правительственной армии южанином Джозефом Лагу, пытались противостоять регулярным и хорошо экипированным войскам севера.

Подавление южан шло с невероятной жестокостью, включавшей массовые изнасилования и убийства жителей юга, выжигание дотла деревень и посевов. Без оружия, продовольствия и сплоченности в рядах «Анья-Нья» противостоять северянам было невозможно, так что восстание стало затухать. В отчаянии Джозеф Лагу начал искать помощи за пределами страны.<lj-cut>

Советский блок активно поддерживал северян. Запад был совершенно равнодушен к страданиям нищих жителей суданского юга. И даже соседние Уганда, Кения и Эфиопия при всей симпатии к единоверцам не решались вступиться за них. Единственное, на что они оказались способны, – посоветовали представителям Лагу обратиться за помощью к израильтянам. В те годы Израиль активно помогал многим африканским странам, видевшим в добившемся независимости и экономического успеха еврейском государстве – такой же бывшей британской колонии, как и они – пример для подражания.

Однако с Угандой, Кенией и Эфиопией израильское сотрудничество выходило далеко за рамки медицинской и сельскохозяйственной помощи и включало также оборонные вопросы и обмен разведданными. Это было частью разработанной основателем еврейского государства Давидом Бен-Гурионом так называемой «периферийной доктрины». Суть её состояла в следующем: чтобы ослабить или даже разорвать кольцо окружающих Израиль враждебных арабских режимов, надо заключать союзы с их противниками.

С точки зрения «Моссада» «периферийная доктрина» делилась на три сферы. К первой относились граничащие с вражескими странами и конфликтующие с ними неарабские государства региона: Турция и дореволюционный Иран в Азии, Эфиопия, Кения и Уганда в Африке. Во вторую вошли арабские страны на окраинах Ближнего Востока, опасавшиеся арабского национализма и готовые сотрудничать с Израилем, как, например, Марокко и Йемен. Третью составляли этнические группы и народы, проживающие во враждебных странах и угнетаемые арабами: курды, ливанские христиане и другие. Естественно, когда представители Южного Судана обратились к израильтянам с просьбой о помощи, глава «Моссада» не оставил ее без внимания.

***

В мае 1969 года Тарзан в сопровождении двух других агентов «Моссада» через Кению и Уганду нелегально проникли в Судан и встретились с Джозефом Лагу и бойцами «Анья-Нья». «Зовите меня Джон», – сказал им Бен-Узиэль. С тех пор этот псевдоним стал его визитной карточкой. Джон с товарищами были едва ли не первыми европейцами, впервые за много лет оказавшимися в этом районе Африки. Около месяца они изучали ситуацию на месте, встречаясь с повстанцами и вождями местных племен, пройдя за это время пешком около 300 километров, пробиваясь через тропические леса, а порой и напрямик через джунгли – иногда под палящим солнцем, а иногда под тропическими ливнями.

Выяснилось, что на всех бойцов сопротивления приходилось всего 250 единиц огнестрельного оружия и буквально считанное количество патронов к ним. У воевавшей с ними регулярной армии Судана были тысячи стволов, танки и даже самолеты, поставленные Советским Союзом, ГДР и Египтом. Естественно, местные жители страдали от нищеты, голода и эпидемий. Летом Джон с товарищами вернулся в Израиль, прихватив с собой Лагу.

Глава «Моссада» организовал Джону и лидеру повстанцев встречу с премьер-министром Голдой Меир. По её итогам правительство Израиля приняло решение начать оказывать военную и медицинскую помощь Южному Судану. Израильтяне поддержали сепаратистов не только для того, чтобы оттянуть на юг силы 30-тысячной суданской армии, не допустив тем самым ее участия в Войне на истощение против Израиля – Голда Меир вслед за «Джоном» Бен-Узиэлем была глубоко потрясена ужасающим положением, в котором находились преследуемые исламским террором народы этого региона. «Мы поможем вам, – сказала Голда Меир Джозефу Лагу, – а если вы когда-нибудь сможете добиться мира с северянами, мы не станем вам мешать».

***

Осенью Джон во главе новой миссии, в которую на этот раз вошел и бывший врач его парашютно-десантной бригады, доктор Эммануэль Шапиро, вновь перешел границу Уганды и Судана. Правда, на этот раз им, по воспоминаниям Бен-Узиэля, предоставили жуткие велосипеды, но все же облегчившие передвижение. В задачу группы входила организация на базе повстанческих отрядов полноценных армейских формирований, развертывание полевых госпиталей и обучение местных санитаров. Но на первом этапе необходимо было подготовить взлетно-посадочную полосу для легких самолетов, на которых планировали доставить военную технику и медицинское оборудование. При участии местных жителей, вручную, используя лишь местные примитивные мотыги, израильтяне сумели проложить в джунглях 800-метровую взлетно-посадочную полосу.

Когда все было готово, из Кении прибыл первый самолет с медикаментами и военным снаряжением: винтовками, пулеметами, минами, базуками, минометами, множеством боеприпасов и формой, доставшейся израильтянам в качестве трофея от сирийцев и египтян в Шестидневную войну. По распоряжению Джона вначале было разгружено медицинское оборудование. Вакцинами, доставленными в ящиках со льдом, были привиты младенцы, дети и бойцы. Затем раздали форму и оружие, повстанцы стали наконец-то выглядеть, как солдаты настоящей армии. Но закончилось всё шумными африканскими танцами, продолжавшимися до глубокой ночи.

А наутро начались изнурительные тренировки, продолжавшиеся долгие дни. Джон пользовался беспрекословным авторитетом. «Секрет» этого жесткого человека заключался даже не столько в знаниях и опыте, сколько в умении понимать и уважать своих подчиненных. А еще – в готовности разделить с ними абсолютно все трудности: жить в самодельных хижинах, отбиваясь от москитов, есть скудную местную пищу, совершать многодневные переходы через пустынные области без воды, утоляя жажду в илистых болотцах.

Джон обучал бойцов «Анья-Нья» тактике ведения партизанской войны, саперному делу, созданию цепочек снабжения. Израильские медики внедряли навыки оказания помощи раненым и вакцинировали местное население. Вскоре сепаратисты стали походить на регулярное воинское формирование. К зиме, пройдя 700 километров на север, бойцы провели ряд успешных военных операций и диверсий, лишая армию северян возможности свободно передвигаться по югу страны и внушая южанам, что теперь есть сила, способная защитить их от произвола мусульман.

Параллельно Джон стал помогать Джозефу Лагу в создании гражданского управления, налаживать контакты с вождями племен из других областей Южного Судана, использовать СМИ для информирования населения, шаг за шагом закладывая, таким образом, основы для фундамента государственности. В мае 1970 года Джон инициировал встречу в Аддис-Абебе, на которой лидеры удаленных друг от друга районов Южного Судана, впервые встретившись между собой, начали координировать свои действия, а заодно познакомились с политическим руководством Эфиопии. Летом того же года, когда на Южный Судан обрушились сразу две эпидемии – черной оспы и желтой лихорадки, – израильские пилоты доставили вакцины и медикаменты и спасли многие тысячи жизней.

Созданная Джоном армия постепенно научилась воевать самостоятельно. Как раз в начале 1972 года разочарованный поражениями своего войска президент Судана Джафар Мухаммед Нимейри согласился на проведение под эгидой эфиопского императора Хайле Селассие переговоров о прекращении гражданской войны и предоставлении югу страны автономии. Миссия Джона закончилась. «Что бы ни стало дальше с “Анья-Нья”, вы были её архитектором, – написал на прощание в 1972 году Джозеф Лагу в благодарственном письме Давиду Бен-Узиэлю. – Вы создали её из ничего, и мы всегда будем помнить Ваш вклад в это великое изменение». Всё же путь до обретения окончательной независимости Южным Суданом был ещё долог – это произошло лишь в 2011 году. Израиль признал новое государство одним из первых, на следующий же день.

***

«Моссадом» деятельность Бен-Узиэля также была признана чрезвычайно успешной. Впоследствии выяснилось, что египтяне и суданцы-северяне рассматривали присутствие израильтян в Южном Судане как прямую угрозу источникам Нила, берущего своё начало именно там и являющегося важнейшей водной артерией для обеих стран. На самом деле Израиль никогда не собирался перегораживать истоки Нила, понимая неосуществимость подобного проекта с инженерной точки зрения. Однако не знавшиевсего враги Израиля восприняли появление агентов «Моссада» на юге Судана как грозное и жёсткое предупреждение. Как заметил потом один из руководителей военной разведки, «расходы на операцию оказались меньше стоимости одного французского истребителя».

***

Оставив Судан, Бен-Узиэль продолжил работу в «Моссаде» и несколько лет гонялся по Европе за арабскими террористами. А на рубеже 70-х и 80-х годов он вновь вернулся в Африку, чтобы организовать тайную репатриацию в Израиль эфиопских евреев, ставших заложниками сменившегося в стране режима. В этой роли Тарзан получил широкую известность в Израиле. При этом большинство в стране даже не догадывалось о том, откуда у отставного десантника столь обширные познания о жизни и устройстве этой части Африки.

В середине 90-х Бен-Узиэль вышел в отставку и занялся частным бизнесом. А в 2011 году, после провозглашения независимости Южного Судана, он был приглашен в столицу государства, город Джубу, где его чествовали как настоящего героя, чуть ли не отца-основателя страны. За свой вклад в создание государства Джон получил почетное звание генерала южно-суданской армии.

В прошлом году Бен-Узиэль опубликовал книгу «По поручению “Моссада” в Южном Судане. Оперативный дневник», раскрывшую подробности его тайной миссии в Африке. И в том же году 80-летний отставной разведчик совершил 300-километровое восхождение в горах Эфиопии. На этот раз – исключительно для собственного удовольствия.

</lj-cut>

надежда, вера. любовь

Страшный пост. Но такое произошло. Обратный удар...

Без комментариев.
Оригинал взят у jennyferd в post
Facebook.
Георгий Зотов, 5 мая 2015 года.

https://www.facebook.com/george.zotov.5/posts/810390875713696?pnref=story

29 апреля 1945 года американские войска заняли концлагерь Дахау. Далее там произошла некая история, которая не слишком известна.

Солдаты нашли в Дахау 39 вагонов, ДОВЕРХУ полных трупов узников - некоторые полуразложившиеся. Множество тел валялись вокруг на траве. Американцы прошли дальше и увидели крематории, полные обгоревших костей, и газовые камеры, которые работали ещё сегодня утром. К ним вышел новый комендант (старый сбежал) с предложением о капитуляции - унтерштурмфюрер СС Генрих Виккер. Обсуждали недолго - от крематория подошел один солдат и со словами - "Вот тебе капитуляция, эсэсовская тварь!" выстрелил Виккеру в глаз. Вечер сразу перестал быть томным.

Через полчаса американские солдаты убивают 122 человека из числа сдавшихся в плен военнослужащих СС. Ещё 40 эсэсовцев заключенные забивают насмерть лопатами, палками и камнями. Американские офицеры приказывают прекратить стрельбу и строят пленных во дворе. Пулемётчик по кличке "Птичий глаз" с улыбкой говорит: "Вы что, не видите? Они пытаются сбежать!" Oткрывает огонь и убивает ещё 12 немцев. Подполковник Феликс Спаркс отталкивает его от пулемёта со словами "What the hell are you doing?" Солдаты объясняют начальству, что прямо сейчас перебьют всех пленных, и никто им не указ. Высшие офицеры уходят из лагеря.

В 14.45 американские военные начинают убивать эсэсовцев по всему лагерю. Как минимум, 346 пленных расстреляны в так называемом "угольном дворе". Из госпиталя СС за волосы вытаскивают раненых солдат СС, медсестёр и врачей и тут же ставят тех к стенке. Раненых, которые не могут идти, добивают: лейтенант Уильям Уолш лично застрелил четырех немецких солдат, которые сдались ему, рядовой Альберт Пьюитт расстрелял из автомата лежащих в санитарном вагоне немцев, сообщив: "В отношении их это милосердие".

Image Hosted by PiXS.ru
Расстрелянные эсэсовцы в концлагере Дахау.

Высшие офицеры вернулись с подкреплением, но было уже поздно. Всего было убито 550 человек (это не считая "капо", лагерных помощников, которых просто растерзали) - военнослужащие местной охраны СС, раненые в госпитале и, собственно, персонал госпиталя. Никто из американцев не был привлечён позднее к ответственности и никоим образом не наказан - дело попросту спустили "на тормозах".

Так вот к чему это я? Я прекрасно понимаю американцев. Отлично понимаю. Мне как-то ни хуя не жалко ни солдат войск СС, ни врачей госпиталя, ни даже медсестёр. Вообще вот похуй абсолютно - им ещё повезло, что они умерли быстрой смертью, дёшево отделались. Я это к тому, что города США избежали оккупации, бомбёжек, концлагерей. И, несмотря на это, люди, увидевшие ТАКОЕ в лагере, обезумели от ярости и не смогли себя сдержать, потащив пленных к стенке.

В канун 9 мая, читая, что наши вот в Германии, дескать, и то и это, хорошо бы вспомнить этот момент. Просто хорошо вспомнить.
------
И это была боевая разведрота американской армии.




надежда, вера. любовь

Наше переходное время. Речь Матти Фридмана.

Два рассеяния за свою историю пережил еврейский народ. Два разрушения Храма, ставшие катастрофой. И долгие века унижений, преследований, убийств. Холокост... Тем не менее, народ живет и возрождается, и строит чудесную страну. Как могут опять и опять повторяться подобные события? Есть ли в происходящем элемент случайности? Не подталкивают ли нас, не направляют ли идти более верной дорогой?
Очень похоже, что по-прежнему, как и в те времена, когда вручены были евреям Заповеди, принятые, кстати, к исполнению, высшим требованием к народу остается все то же: высоко нести Свет, жить сердцем. Любить ближнего своего, как самого себя.
А мы все не дотягиваем, все хотим попроще, как все...

Так может решение проблемы нашей - дотягивать. Стремиться к высокой планке, идти срединным путем. Быть едиными. Уважать и помогать соседям. И не обращать внимания на всякие глупости, которые без конца кто-то озвучивает. В том числе свои и чужие СМИ.

Много в мире подлости, прикрытой дипломатией, но все той же подлости. Лучше сказать - тьмы. И цель ее сегодня не только Израиль, вокруг которого открыто расположился террор, как дрожжевое тесто уже выползший с территории Ближнего Востока и дотянушийся до весьма отдаленных мест.
Целью тьмы стала и Россия, которая не только за себя отвечает, но и "за того парня", неся на своих плечах карму мира, и, что бы ни говорили скептики, смотрит в будущее. Трудно понять это мышлением привязанным к видимости. Поскольку она обманчива и скрывает глубинные процессы, происходящие там. Великими Учителями человечества Провозвещена Россия стать Новой Страной. Значит, этому быть. И в этом радость. Радость будущего, которую не умаляет сегодняшнее настоящее.
В Израиле, несмотря ни на что, а может именно потому, духовный свет льется многие столетия, и как важно, чтобы эти духовные усилия сливались. Не только, чтобы самим выстоять, естественно, а в помощь всему миру. Потому что все сегодня на передовой – бой идет за духовность и культуру.

Ну а что касается недобросовестного освещения СМИ происходящего в Израиле... Даже абсолютно замороченные иллюзиями мозги способны прозреть, если носитель их способен и желает наблюдать и анализировать. Но для многих удобен мальчик для битья. И так хорошо знать, кто во всем и всегда виноват. То стоит ли стучаться и объяснять?
Но вот, что точно стоит - это "дотягивать".
Очень уж судьбоносное стоит на дворе время.
Раскачиваться - не получится.
Идут глобальные космические перемены. Провозвещенные сроки пришли. Будь чуток!

Статья о понимании, которое все же наступает, когда думать начинаешь сам.


Трансляриум ©: Выдающаяся речь Матти Фридмана


Выдающаяся речь Матти Фридмана

Матти Фридман, бывший журналист Associated Press (AP), выступил на ужине BICOM в Лондоне 26 января. Его речь обязательно нужно прочитать.

_______________________________

Однажды ночью, несколько лет назад, я вышел из Вифлеема после выполнения задания и отправился в соседний Иерусалим, где я живу, через израильский военный контрольно-пропускной пункт. Со мной были с десяток палестинцев, как и я, лет тридцати. У входа в КПП не было видно ни одного солдата, это были меры предосторожности против террористов-смертников. Были видны только сталь и бетон. Я последовал за другими через металлодетектор в пустой коридор, исполняя инструкции громкоговорителя: “Сними ремень! Подними рубашку!” – голос принадлежал солдату, наблюдавшему за нами через скрытую камеру. Выйдя из КПП и поправляя, как и другие, ремень и одежду, я чувствовал себя немного неполноценным человеком и не в первый раз почувствовал, насколько такие ощущения способны спровоцировать насилие с чьей-то стороны.

Те, кто слушает меня сейчас, знакомы с такими сценами как с неотъемлемой частью израильской оккупации Западного берега, где Израиль с 1967 года удерживает на этой территории под военным контролем 2,5 миллиона палестинцев. Факты, говорящие об этой ситуации, несомненны. Они должны беспокоить израильтян, чью демократию, армию и общество разъедает неравенство положения на Западном берегу. Это тоже несомненно.

Как эксперты от мировой общественности, мы должны задать вопрос, почему этот конфликт со временем начал привлекать больше внимания, чем любой другой, и почему он представлен таким образом. Как произошло, что деяния страны, составляющей 0,01% площади планеты, становятся в мире средоточием тревоги, страха, ненависти и осуждения больше, чем действия любой другой страны?

Мы должны спросить, как израильтяне и палестинцы стали стилизованными символами конфликта – противопоставлением сильного и слабого, теми спортивными брусьями, на которых интеллектуальные олимпийцы Запада выполняют свои трюки. Израильтяне и палестинцы – не турки и курды, не китайцы и тибетцы, не британские солдаты и иракские мусульмане, не иракские мусульмане и иракские христиане, не шейхи Саудовской Аравии и саудовские женщины, не индусы и кашмирцы и не головорезы наркокартелей и мексиканские деревни. Этот вопрос – никоим образом не попытка уклониться от ответа или затушевать реальность, открытую мною на контрольно-пропускном пункте на выходе из Вифлеема. Наоборот, те, кто ищет полного понимания реальности, не могут избежать этого вопроса. Мой опыт журналиста предоставляет часть ответа, а также ставит насущные вопросы, выходящие за рамки журналистской практики.

Я пишу из Израиля и об Израиле уже больше 20 лет, с тех пор, как я переехал туда из Торонто в возрасте 17 лет. За пять с половиной лет, между 2006 и 2011 годами, когда я работал в международном пресс-корпусе в качестве репортера американского информационного агентства Associated Press, я постепенно осознал определенные ошибки в репортажах об Израиле – повторяющиеся замалчивания и раздувания фактов, решения, принятые по соображениям, отнюдь не журналистским, а политическим. Тема Израиля упоминается чаще, чем любая другая международная тема на земле. Когда я работал в Иерусалимском бюро АР, то события в Израиле освещало больше сотрудников новостей AP, чем события в Китае, Индии и во всех пятидесяти с лишним странах Африки к югу от Сахары вместе взятых. Израиль – это представитель отрасли в целом.

В качестве одного довольно рутинного примера редакционного решения такого рода, расскажу о том, как в начале 2009 года я получил указание от начальства сообщить уже известную историю, взятую из израильской газеты об оскорбительных футболках, которые якобы носили израильские солдаты.

У нас не было никакого подтверждения правдивости нашего рассказа, и я не видел, чтобы татуировки на груди и руках американских или британских морских пехотинцев встречали такой интерес в прессе.

А вот футболки израильских солдат заслужили освещения в новостях, по мнению одного из самых мощных информационных агентств мира. Это потому, что мы стремились намекнуть или прямо сказать, что израильские солдаты – это военные преступники, и за каждую деталь, поддерживающую этот образ, нужно было тут же ухватиться. Большая часть международной прессы освещала историю с футболками.

Примерно в то же время, в школьном информационном бюллетене приводилось анонимное высказывание нескольких израильских солдат о том, что они якобы были свидетелями жестокого обращения во время военных действий в Газе. Мы написали не менее трех отдельных историй по этому поводу, хотя использование источников, не известных журналистам, запрещено, по понятной причине, собственными правилами АР. Об этой истории тоже хотелось бы вам рассказать. К тому времени, как солдаты обозначились и решили рассказать, что на самом деле они не были свидетелями событий, которые они якобы описывали, и пытались обратить внимание молодых студентов на ужасы и моральные проблемы войны, было, конечно, уже слишком поздно.

Тогда же, в начале 2009 года, два репортера из нашего бюро получили сведения о том, что за несколько месяцев до того премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт сделал палестинцам предложение о мире, которое, по мнению палестинцев, было недостаточным. Предложение включало создание палестинского государства на Западном берегу и в секторе Газа со столицей в разделенном Иерусалиме. Это должно было стать крупнейшим событием года. Но израильское предложение мира и отказ от него палестинцев не устраивал НАШУ интерпретацию. Руководитель бюро приказал обоим журналистам не обращать внимания на предложение Ольмерта, и они послушались, несмотря на яростный протест одного из них, который позже назвал это решение

“самым большим фиаско за мои 50 лет журналистики.”

Но такая политика очень соответствовала практике не только АР, но и всего пресс-корпуса в целом. Недостойные солдатские футболки заслуживали внимания мировой прессы. Анонимные и не поддающиеся проверке свидетельства о злоупотреблениях заслуживали еще больше. О мирном предложении от премьер-министра Израиля палестинскому “президенту” нельзя было сообщать вообще.

Разрушение палестинской собственности заслуживает репортажей. Неонацистские митинги в палестинских университетах или в палестинских городах – нет. Я не раз был свидетелем того, как игнорировались сообщения о таких митингах. О еврейской ненависти к арабам стоит писать. Об арабской ненависти к евреям – нет. Нашей политикой, например, было не упоминать об утверждении в уставе ХАМАСа, что евреи несут ответственность за обе мировые войны, а также российскую и французскую революции, несмотря на очевидное представление, появляющееся в результате этого, что один из участников конфликта выглядит слишком влиятельным актером на сцене.

Сто домов в поселении на Западном берегу заслуживают многих репортажей. Сто контрабандных ракет, доставленных в Газу, – нет. Сосредоточение военной мощи ХАМАСа среди гражданского населения и под жилыми зданиями Газы не заслуживает внимания прессы. Но военные действия Израиля в ответ на эту угрозу – это материал для репортажей, как мы все видели этим летом. Ответственность Израиля за гибель мирных жителей в результате ответных действий – это материал, заслуживающий репортажей. Ответственность ХАМАСа за эти смерти – нет. Любой репортер из международного пресс-корпуса в Израиле, независимо от того, работает он или она в AP, Reuters, CNN, ВВС или в другом месте, понимает в примерах, которые я привел здесь, что именно заслуживает освещения в печати, а что нет, по стандартным принятым правилам.

В свое время в пресс-корпусе я видел изнутри, как недостатки Израиля вскрывались и преувеличивались, а недостатки его врагов намеренно затушевывались и затирались. Я видел, как угрозы, стоящие перед Израилем, игнорировались или даже высмеивались в качестве вымыслов израильского воображения, даже когда эти угрозы неоднократно сбывались. Я видел, как создавался вымышленный образ Израиля и его врагов, он шлифовался и распространялся, действуя разрушительно. При этом некоторые детали раздувались, другие игнорировались, создавая далекую от реальности картину, которая преподносилась в качестве соответствующей действительности. Чтобы мы не думали, что такое никогда не происходило раньше, мы могли бы вспомнить замечание о журналистике Оруэлла во время испанской гражданской войны:

“В начале жизни, – писал он, – я заметил, что ни одно событие никогда не отражается в газете правильно, но в Испании я впервые видел газетные сообщения, не имеющие никакого отношения к фактам, даже таким, которые можно назвать обычной ложью. …Я видел, что на самом деле история пишется не о том, что происходит, а о том, что должно было произойти по разным «партийным представлениям»”.

Это было написано в 1942-м.

Со временем я понял, что те ошибки в работе, свидетелем которых я был и в которых я играл свою роль, не были ограничены только АР. Я видел, что они были скорее частью более широкой проблемы функционирования прессы и в том, как она представляет свою работу.

Международная пресса в Израиле стала не столько наблюдателем конфликта, сколько игроком в нем. Она перестала осторожно описывать события и перешла к своего рода политическому разрушению противника стороны, которую она посчитала правой. Она ценила своего рода идеологическое единообразие, от которого нельзя было отклониться. Таким образом, начав с ограниченной критики некоторых редакционных решений, я пришел к широкой критике существующей прессы как таковой.

Однако, в конце концов я понял, что дело даже не только в прессе. Пресса играет ключевую роль в интеллектуальном явлении, которое укореняется на Западе, но не она была его причиной, или не единственной его причиной. Преобладающие идеологические ветры повернули ее на определенный курс и привели к тому, что эти ветры разбушевались с еще большей силой. Многие журналисты хотели бы заставить читателя верить, что новость создается своего рода алгоритмом, что это механический, даже научный процесс, в котором сообщения о событиях будут написаны, обработаны и представлены читателям. Но, конечно, новость — это несовершенное дело рук человеческих, результат взаимодействия между источниками, журналистами и редакторами, каждый из которых несет багаж своей позиции и отражает, как в какой-то степени и все мы, предрассудки людей своего круга.

После войны в Газе летом прошлого года, и в свете событий в Европе в последние месяцы, стало ясно, что происходит нечто глубокое и токсичное. Понимание сущности этого «нечто» поможет нам понять что-то очень важное не только о журналистике, а о западном сознании в целом и о его видении мира.

То, что позиционирует себя политической критикой, анализом или журналистикой, становится все больше похожим на новую версию обвинения значительно более старого: что причина всех несчастий — евреи, что они представляют собой негативную силу в мировых событиях, и что если бы эти люди, как коллектив, каким-то образом исчезли, нам всем стало бы лучше. Это причина для тревоги, по крайней мере, должно быть таковой. И не только среди людей, симпатизирующих Израилю или связанных с еврейскими делами. То, что сейчас происходит, связано не столько с миром политики, сколько с психологией и религией, и меньше касается Израиля, чем тех, кто его осуждает.

Оккупация Западного берега, которая, как я обнаружил, находится в самом сердце конфликта, его первопричина, изображается прессой как самое важное, что происходит на планете. Поэтому несколько слов об этой оккупации.

Оккупация возникла в ходе ближневосточной войны 1967 года. Оккупация – это не конфликт, который, конечно, предшествовал оккупации. Это симптом конфликта. Конфликта, который останется, даже если симптомы как-то урегулируются. Если мы посмотрим на Западный берег, единственную палестинскую территорию, в настоящее время оккупированную Израилем, и если мы включим сюда Иерусалим, то мы увидим, что в конфликте в этих областях в прошлом году погибло 60 человек, палестинцев и израильтян.

Окончание этой оккупации освободит палестинцев от израильского правления и освободит израильтян от управления людьми, не желающими, чтобы ими управляли. Эксперты по Ближнему Востоку в 2015 году единодушны, что окончание оккупации создаст вакуум власти, который будет заполнен, как были заполнены и все вакуумы власти в регионе, не силами демократии и модернизации, которые в нашем регионе находятся в диапазоне от слабого до незначительного, а мощными и беспощадными силами экстремистов. Это мы поняли по событиям, происходившим на Ближнем Востоке в последние годы. Так произошло в Ираке, Сирии, Ливии, Йемене и Египте, а до этого в Газе и на юге Ливана. От моего дома в Иерусалиме можно легко не спеша добраться за день на автомобиле и до Алеппо, и до Багдада. Создание новой игровой площадки для этих сил приведет минометы, ракеты, туннельные орудия и солдат в черных масках радикального ислама во дворы израильских домов. Многие тысячи людей погибнут.

Помимо очевидной угрозы палестинским христианам, женщинам, геям и либералам, которые пострадают первыми, оно грозит уничтожить большую часть, или даже весь Израиль, покончив с единственным безопасным прогрессивным пространством на Ближнем Востоке, единственным прибежищем меньшинств Ближнего Востока и единственной еврейской страной на земле. Ни одна международная инвестиция или гарантия, ни одно правительство, поддерживаемое Западом, ни одна обученная Западом армия не сможет предотвратить этого, что мы видим на примере Ирака. Мир будет приветствовать этот результат с искренними выражениями сочувствия. Несколько лет назад я, как и многие левые, опровергал этот апокалиптический сценарий. Но сейчас я понимаю, что он не надуман. Это наиболее вероятный сценарий.

Люди, наблюдающие за этим конфликтом издалека, полагали, что перед Израилем стоит простой выбор между оккупацией и миром. Этот выбор — выдумка. Палестинский выбор, как говорят, это выбор между израильской оккупацией и независимой демократией. Этот выбор – тоже выдумка. Ни перед одной из сторон нет четкого выбора или четкого результата. Здесь мы имеем конфликт в регионе конфликта, без четкого злодея, без четкой жертвы и без четкого решения. Это один из многих сотен или тысяч этнических, национальных и религиозных споров на земле.

Единственная группа людей, подвергающаяся сейчас в западном мире систематическому бойкоту, это евреи, которых в настоящее время называют удобным эвфемизмом «израильтяне». Единственная страна, имеющая свою собственную “неделю апартеида” в кампусах, это еврейская страна. Протестующие препятствовали разгрузке израильского судна на Западном побережье Соединенных Штатов. Звучат регулярные призывы к бойкоту всего произведенного в еврейском государстве. Подобной тактики нет против какой-либо другой этнической группы или национальности, какими бы вопиющими ни были нарушения прав человека в странах происхождения этих групп.

Всякий, кто усомнится, почему так происходит, будет встречен криками “оккупация!”, как будто это и есть достаточным объяснением. Это не так. Многие, кто хотел бы поставить это под сомнение, не решаются сделать это, опасаясь, что они таким образом выразят поддержку этой оккупации, которая возросла от геополитической дилеммы скромного, по мировым стандартам, объема до самого значительного в мире нарушения прав человека.

Человеческие потери в ближневосточных приключениях Америки и Великобритании в этом столетии были гораздо выше, и гораздо труднее объяснимы, чем всё когда-либо совершенное Израилем. Они были связаны с оккупацией, с насилием, которое было развязано ими и продолжается сейчас, в тот момент, когда я говорю об этом здесь этим вечером. Никто не бойкотирует американских или британских профессоров. Турция – это демократия и член НАТО, хотя она оккупирует Северный Кипр и продолжает длительный конфликт с курдами, лишенными государственности, многие из которых считают себя оккупированными. На них смотрят с зевотой. Не проводятся “недели Турецкого апартеида”. Мир полон несправедливости. Миллиарды людей подвергаются угнетениям в мире. В Конго погибли 5 миллионов человек. Настало время всем признать, что модное на Западе отвращение к Израилю – признак не либеральности, а избирательности, непропорциональности и дискриминации.

Слишком много голосов звучит отовсюду, слишком много яду они источают, чтобы решить, что это просто узкая критика оккупации, Настало время этим обвинителям внимательно посмотреть на себя, а нам более пристально взглянуть на них.

Назвать и понять это чувство очень важно, потому что оно становится одним из ключевых интеллектуальных тенденций нашего времени. Мы могли бы думать о нем, как о “культе оккупации”. Это система веры, она использует оккупацию как способ говорить о совсем других вещах.

Как обычно с западными религиями, центр этой веры находится в Святой Земле. Догма утверждает, что оккупация – это не конфликт, как и любой другой, но это символ конфликта. Что крошечное государство, в котором обитает преследуемое меньшинство Ближнего Востока, на самом деле символ всех бед Запада – колониализма, национализма, милитаризма и расизма. В недавних беспорядках в Фергюсоне, штат Миссури, например, демонстранты несли лозунги, связывающие столкновения между афроамериканцами и полицией с израильским господством над палестинцами.

Священослужителей этого культа можно найти среди активистов, экспертов НПО и идеологических журналистов, которые превратили освещение этого конфликта в каталог еврейских моральных недостатков, как будто израильское общество отличается от любой другой группы людей на земле, как будто евреи заслуживают издевательств за то, что они пострадали и в результате не стали совершенными.

Большинство моих бывших коллег по пресс-корпусу не полноправные члены этой группы. Они не истинно верующие. Но бойкот Израиля, и только Израиля, который представляет собой один из наиболее важных методов культа, в значительной степени поддержан прессой, в том числе, редакторами, бывшими моими начальниками. Сочувствие к положению Израиля крайне непопулярно в соответствующих социальных кругах, и его следует избегать любому желающему получить приглашение на правильный ужин или получить поощрение. Культ и его система веры контролируют повествование, словно популярные подростки в школе или те, кто решает, какая одежда или музыка хороши. В социальной среде журналистов, работников НПО и активистов, представляющих собой такой же социальный мир, это правильное мнение. Оно определяет акценты информации. Оно объясняет, почему события в Газе этим летом изображались не как сложная война, как и многие другие войны этого века, а как массовое убийство невинных. И оно объясняет многое другое.

Таким образом, получило широкое распространение мышление, согласно которому участие в либеральной интеллектуальной жизни на Западе требует соответствия, по крайней мере внешне, этой догме, особенно если вы еврей и, таким образом, подозреваетесь в неправильных симпатиях. Если вы еврей из Израиля, ваше участие еще более зависит от жалкой и публичной демонстрации самобичевания. Ваше участие, по сути, все более и более нежелательно.

Что, собственно, происходит?

Эксперты западной истории поняли, что во времена смятения, несчастий и большого идеологического брожения негативные настроения, как правило, сгущаются вокруг евреев. Дискуссии по поводу великих вопросов эпохи часто становятся дискуссиями о евреях.

В конце 1800-х годов, например, французское общество было расколото из-за столкновения старой Франции, где главенствовали церковь и армия, с новой Францией либерализма и верховенства закона. Французы были увлечены вопросом о том, кто француз, а кто нет. Они страдали от военного унижения со стороны пруссаков. Все эти настроения вылились в конфликт, в центре которого стоял еврей Альфред Дрейфус, обвиненный в предательстве Франции как шпион Германии. Его обвинители знали о его невиновности, но это не имело значения. Он был символом всего, что они хотели осудить.

Другой пример. Немцы в 1920-30-х годах были озабочены своим унижением в Великой войне. Это вызвало осуждение еврейских предателей, которые нанесли Германии удар в спину. Немцы были озабочены также проблемами своей экономики – это вызвало обсуждение еврейского богатства и еврейских банкиров.

В годы подъема коммунизма и холодной войны коммунисты, озабоченные своими идейными противниками, говорили о еврейских капиталистах, космополитах или еврейских врачах, устраивающих заговоры против государства. В то же самое время, в капиталистических обществах, находящихся под угрозой коммунизма, народ осуждал евреев-большевиков.

В евреях смысл этой повторяющейся одержимости. Как одобрительно писал в 1911 году журналист Чарльз Моррас:

“Все, что кажется невозможным или пугающе сложным без предопределенного участия антисемитизма, с его помощью становится на свои места и упрощается”.

Запад сегодня озабочен чувством вины по поводу использования власти. Вот почему евреи в своем государстве сейчас приводятся прессой и всеми другими как яркий пример злоупотребления властью. Вот почему самый большой глобальный злодей, изображаемый в газетах и на телевидении, это не кто иной, как еврейский солдат и еврейский поселенец. Это не потому, что еврейский поселенец или солдат нанесли самый страшный ущерб, больший, чем кто-то другой на земле – ни один здравомыслящий человек не будет этого утверждать. Скорее, это потому, что они наследники еврейского банкира или еврейского комиссара в прошлом. Это происходит потому, что, когда моральное поражение поднимает свою голову, в западном представлении на этой голове имеется кипа.

Можно было бы ожидать, что рост масштабов напряженности и сложность конфликтов на Ближнем Востоке за последнее десятилетие затмит фиксацию на Израиле прессы и других экспертов. Израиль, в конце концов, не на первых ролях. Количество погибших в Сирии за менее, чем четыре года, намного превышает потери в арабо-израильском конфликте за столетие. Число жертв на Западном берегу и в Иерусалиме за год равно количеству жертв за одно утро в Ираке.

И все же именно в эти годы одержимость Израилем усилилась.

Это не имеет никакого смысла, пока мы не поймем, что зацикленность на Израиле существует не несмотря на все происходящее, а именно потому, что все остальное происходит. Как писал Моррас, когда вы используете еврея как символ того, что что-то неправильно, “все встает на свои места и упрощается”.

Последние несколько десятилетий принесли на Запад конфликт с исламским миром. Террористы напали на Нью-Йорк, Вашингтон, Лондон, Мадрид, а теперь на Париж. Америка и Великобритания вызвали разрушение Ирака, и там погибли сотни тысяч людей. Афганистан был оккупирован, и были убиты тысячи западных солдат вместе с бесчисленными гражданскими лицами, но талибы живы, здоровы и не напуганы. Каддафи был устранен, а Ливия не стала лучше. Все это сбивает с толку и обескураживает. Это заставляет людей искать ответы и разъяснения, а это нелегко. Именно в этом контексте проявляется культ оккупации.

Идея заключается в том, что проблемы Ближнего Востока должны решиться, если справиться с еврейской наглостью и коварством, что грехи своей собственной страны можно спроецировать на старый пустой экран западного мира. Это идея находит все большее отражение в университетских городках, профессиональных союзах и в фиксации СМИ на Израиле. Это проекция, и ее главный инструмент – пресса.

Как несколько недель назад сообщил на камеру один корреспондент BBC еврейскому собеседнику, после того, как мусульманский террорист убил четырех еврейских покупателей в парижском супермаркете:

“Многие критики политики Израиля скажут, что палестинцы также чрезвычайно пострадали от еврейских рук”.

Все происходящее может быть связано с оккупацией, и евреи могут быть обвинены даже в нападениях на них самих. Это мнение не преступников, а тех, кто помогает им совершать преступления. Мнение таких пособников менее честно, чем мнение убийц, и более опасно, будучи оформленным в респектабельный английский язык. Это мнение устойчиво и приобретает все большее распространение. Вот почему в 2015 году многие евреи Западной Европы снова готовят свои чемоданы.

Евреев на Ближнем Востоке меньше, чем арабов Ближнего Востока в 60 раз, а в мусульманском мире – в 200 раз. Половина израильских евреев находятся там потому, что их семьи были вынуждены покинуть свои дома в ХХ веке. Их изгнали не христиане Европы, а мусульмане Ближнего Востока. Сейчас на северных границах Израиля — “Хизбалла”, на его северо-восточной границе – “Аль-Каида”, на его южной границе – ХАМАС в секторе Газы. Ни одной из этих групп не нужен конец оккупации, они открыто хотят уничтожить Израиль. Но наивно отмечать эти факты. Факты не имеют значения. Мы находимся в мире символов. В этом мире Израиль стал символом того, что что-то где-то неправильно, и это не ХАМАС, не “Хизбалла”, не Великобритания, не Америка и не Россия.

Я считаю, что важно признать отклонения в игре для того, чтобы понять смысл вещей. В этом контексте стоит отметить, что я не первый, кто определил проблему – еврейские общины, как эта, и в частности такие организации, как BICOM, определили проблему уже давно и прикладывают огромные усилия, чтобы исправить ее. Хотелось бы, чтобы они были не нужны, и они не должны быть необходимыми, но они, несомненно, необходимы и становятся все более необходимыми. И я с большим уважением отношусь к этим усилиям. Многие люди, особенно молодежь, испытывают проблемы с поддержанием своего баланса перед этим идеологическим натиском, успешно замаскированным под журналистику или анализ, и сформулированным на языке прогрессивной политики. Я бы хотел помочь им сохранить себя и свою точку опоры.

Однако, я не верю, что нужно делать чувство преследования центром своей идентичности, своего иудаизма, или своего отношения к Израилю. Предвзятость – это факт, но это не новый факт, и он не должен останавливать нас в гневе, или заставить нас принимать оборонительную позицию. Она не должна помешать нам охотно стремиться улучшить нашу ситуацию, вести себя с состраданием к нашим соседям или продолжать строить модели общества, о которых мечтали основатели Израиля.

Не так давно я был в Тель-Авиве, на бульваре Ротшильда. Город был наполнен жизнью. Везде были видны признаки процветания. В отремонтированных зданиях стиля “баухаус”, в одежде, магазинах. Я наблюдал, как проходят мимо люди: подростки со старыми велосипедами и татуировками, бизнесмены, мужчины с женщинами, женщины с женщинами, мужчины с мужчинами, все говорили на языке Библии и еврейской молитвы. Летние ракеты ХАМАСа уже остались в закоулках памяти. Прошло всего несколько месяцев, но их захлестнула неистовая, неудержимая жизнь страны. Везде были видны краны, возводящие новые здания. Проходили школьники с огромными рюкзаками и родители с колясками. Я слышал арабский, русский и французский языки, страна спешила по свои делам стремительно и радостно, с ощущением того, что можно пропустить главное, если видеть только угрозы и ненависть. Угрозы и ненависть были всегда, и это никогда не останавливало нас. У нас есть враги, и у нас есть друзья. Собаки лают, как говорится, а караван идет.

Войны современной эпохи представили нам много вопросов, один из которых – “что в настоящее время можно назвать победой?”. В XXI веке, когда поле боя больше не завоевывают и не теряют, когда земля не переходит из рук в руки и никто не сдается в плен, что значит «выиграть»?

Да, победа уже не определяется на поле боя. Она определяется в центре, в самом обществе. Кто построил лучшее общество? Кто предоставил лучшую жизнь для людей? Где существует наибольший оптимизм? Где можно найти наиболее счастливых людей? В одном из отчетов о том, кто в мире чувствует себя наиболее счастливым, Израиль занимает 11 место. Великобритания была на 22-м.

Интеллектуальные противники Израиля могут разглагольствовать о моральных недостатках евреев, скрывая свою предвзятость любым изощренным способом, по своему усмотрению. Боевики ХАМАСа и их союзники могут стоять среди обломков зданий на куче щебня и объявлять о своей победе. Они могут обстреливать ракетами и взрывать супермаркеты. Но если вы посмотрите на Тель-Авив или на любой процветающий район Иерусалима, Нетании, Ришон ле-Циона или Хайфы, вы поймете, чья это победа. Вот здесь мы выиграли, и вот здесь мы выигрываем каждый день.

Перевод: +Elena Lyubchenko

Источник

Опубликовано в блоге “Трансляриум”
надежда, вера. любовь

Финская деревня в Израиле

Карл Густав Эмиль Маннергейм.

После Второй Мировой войны руководителей стран, которые были сателлитами Германии, казнили. Было лишь одно исключение – главнокомандующий финской армией Карл Маннергейм. Его не коснулась кара, ему была уготовлена другая судьба. Карл Маннергейм был избран президентом Финляндии. И именно с ним Советский Союз заключил договор о мире.

Среди белых пятен истории есть очень немаловажное о его роли в исходе Второй Мировой войны.
С его именем связано многое в истории Финляндии и России. Человек который обладая недюжим талантом военачальника, но и большой проницательностью и предвидением дальнейших событий, сумел стать несокрушительным символом как в самой Финляндии так и за ее пределами. У него была особая роль в годы Второй Мировой войны.
Погуглите, что рассказывает об этом финское общество живущих там русских.

Ну а здесь другая история, связанная с судьбой евреев Финляндии в годы Второй Мировой.
Мало кто об этом знает и далеко не все об этом слышали...

ИЗ ИНТЕРНЕТА
............................................................

Финская деревня "Яд-а-Шмона"

Мало кто об этом знает и далеко не все об этом слышали...

" Не может быть также и речи о выдаче родных и близких моих военных,
поcкольку подобные действия могут отрицательно отразиться на боевом
духе армии ".
Президент Финляндии, главнокомандующий финской армии маршал
Карл Густав Маннергейм
Collapse )
надежда, вера. любовь

Несколько реальных фактов, в которые сложно поверить

В этом мире случается масса всего странного, и сразу поверить в реальность некоторых историй практически невозможно. Именно такие истории являются настоящей журналистской удачей. Ведь обычная спокойная жизнь никогда не может стать темой новостного сюжета. Предлагаем нашему читателю небольшую подборку таких коротких и удивительных фактов.






Ну и еще парочку, но без картинок. Из того же источника

http://mixstuff.ru/archives/68269

В конце вьетнамской войны экипаж американского военного корабля «Midway» столкнул за борт вертолеты стоимостью 10 миллионов долларов, чтобы самолет Сессна с эвакуированными людьми мог приземлиться на его палубу.

В случае смерти сотрудника компании Google его супруг или супруга получают половинный оклад в течение 10 лет, а их детям выплачивается пособие в размере 1000 долларов в месяц до достижения возраста 19 лет.

11 сентября после крушения обеих башен Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке, несколько истребителей были подняты в воздух без боевого снаряжения с целью предотвратить нападения угнанных террористами самолетов на другие цели. При этом пилоты получили приказ идти протаранить угнанные самолеты и разрушить таким образом собственные машины, в последний момент воспользовавшись системой катапультирования.
надежда, вера. любовь

книга глупости

http://rishonim.info/2015/09/23/kniga-gluposti/

Книга глупости

Борис Гулько


Бытует неверное мнение, что глупость одномерна, она или есть, или её нет. Как сыр в представлении директора красноярского гастронома, о котором мне рассказывал когда-то мой друг гроссмейстер Лёва Псахис. Тот, сейчас уже мифологический директор считал, что сыр – он и есть сыр. А разные предрассудки, что бывает сыр такой, сякой, голландский, пошехонский, прочие – это декадентство и выдумки. Так и глупость – у неё сортов не меньше, чем у сыра.

История мира – это история несчастий. Каждое несчастье имеет причину. И общий знаменатель этим причинам, если исключить несчастия природные – глупость. Таким образом, история мира – это история глупости, её многочисленных разновидностей.
Collapse )