?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это такая радость прикоснуться к почти первоисточнику.
И посмотрите эти чудные лица на фотографиях...
http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2385
Впрочем, судите сами.
Интервью с Соломеей Михайловной Смоктуновской

Владимир Ханелис, Бат-Ям

"Трудно быть женой...

Перечитать свое интервью с Соломеей Михайловной Смоктуновской (я беседовал с ней в Москве восемь лет назад и оно было опубликовано в израильской газете "Вести") мне захотелось по двум причинам. Первая – в этом году Иннокентию Михайловичу Смоктуновскому исполнилось бы 85 лет, а Соломея Михайловна одного с ним года рождения – до 120. Вторая – "гуляя" по Интернету, я наткнулся на материал, в котором Соломея Михайловна рассказывала, что видит призрак мужа.

" … Можете думать что угодно, но даже после смерти Иннокентия Михайловича я по-прежнему вижу его, говорю с ним. Это происходит перед разными событиями в нашей жизни. Это всегда неожиданно. Просто это постоянно где-то в подсознании. Я всегда думаю о нем, помню о нем каждую минуту своей жизни, а в какой-то момент возникает ощутимое и не очень веселое состояние…
…Наверное, это не надо вслух высказывать, такое состояние не всем свойственно. Я знаю одно – при том, как мой муж любил семью, вполне объяснимо, что он не покидает нас и после смерти. Это естественно, что я вижу Иннокентия Михайловича… ".
"Можно ли в наше время нормально беседовать, разговаривать?! Какие тут интервью? По телевизору, в газетах – ужас, кровь, страх… В городе, в котором я родилась, каждый день взрываются бомбы, гибнут женщины, дети, старики… ".
- Как отреагировал Иннокентий Михайлович, узнав, что ваше имя Соломея, что выродились в Иерусалиме?
- Его это удивило. Но я хочу, чтобы вы и читатели поняли – Иннокентий Михайлович был человеком Божьей милостью. Это не многие понимают. Чем больше времени проходит с тех пор, как его нет, тем больше я над этим думаю…
Когда Иннокентий пришел в нашу семью, он сразу же гениально "подыграл" моей мамочке, общительному и жизнерадостному человеку. Он сам был такой. Актеры – такие актеры – всегда жизнерадостны. Жизнь для них так многослойна, что они радуются любому ее проявлению.
Иннокентию понравился и мой отец – я называла его отцом, Михаил Ефимович Горшман. Он был человек искусства, художник, иллюстратор книг Пушкина, Шолом-Алейхема. Его друзьями были художники Куприянов, Фаворский… Он умер в 1971 году. Иннокентий очень любил смотреть, как Михаил Ефимович работает, любил его картины. Вот на стене висит написанный им портрет Иннокентия. Когда встал вопрос, а где же нам жить после свадьбы, и мы подумывали, не подождать ли до тех пор, пока появится свой угол, то Михаил Ефимович настоял, чтобы мы поженились. "Жить пока можно и в одной комнате", - сказал он. И жили все в одной комнате, на чердаке.
Иннокентий Михайлович сразу потянулся к нашей семье. Он считал, что все это не случайно – Соломея, Иерусалим… Мое имя у окружающих всегда вызывало удивление: "Вы татарочка? Еврейка? А вы на евреечку совсем не похожи". Когда Иннокентий Михайлович заполнял анкеты для поездок, ему говорили: "Вы бы имя жене изменили. Оно какое-то иностранное…". А еще раньше, когда мы собирались пожениться, друзья-актеры недоумевали: "Михалыч, ты чего? Не мог русскую бабу найти ? Соломея – девушка очень хорошая, но смотри, намаешься с ее "пятым пунктом". Особенно старался актер Юра Лихачев. Да и сейчас… Вот Михаил Козаков в журнале "Знамя" написал, что жена Смоктуновского его "ожидовила".
Иннокентий Михайлович не терпел, когда кто-то при нем плохо высказывался о евреях. "Евреи, - говорил он, - добрые, замечательные люди. И вообще, оценивать людей по их национальности – расизм". Иннокентий Михайлович должен был бы получить звание "Почетный гражданин Земли". Правда, его именем названа планета.
- Практически сразу же после вашей свадьбы начался триумфальный взлет актера Смоктуновского. Это вы принесли ему удачу?
- Да, безусловно. И это тоже Божий промысел.
- Иннокентий Михайлович гениально (я часто, но, надеюсь правильно употребляю это слово) сыграл три роли евреев: Фарбера ("Солдаты"), Моисея Моисеевича ("Степь") и Исаака ("Дамский портной"). Работая над ними, он советовался, консультировался с вами?
- Нет. Но он видел Михаила Ефимовича, его иллюстрации к Шолом-Алейхему. Он видел мою мамочку. Он, в конце концов, жил в еврейской семье. А о том, как он сыграл эти роли, написано очень много. Мне кажется, что его Моисей – это постаревший Иисус Христос.
- Иннокентий Михайлович был глубоко верующим христианином. А вы – верующий человек?
- Я верю в высшие силы, в космическую Совесть. Нужно быть с ними в гармонии: любить природу, не придавать значение мирской суете,, заниматься только своим делом – как Иннокентий Михайлович. Он был в восторге от Израиля! Он говорил мне: "Соломка (он всегда, да и вся наша семья, называли меня Соломкой), дружочек, тебе нужно обязательно туда поехать". Для него Израиль был Святой землей, а Иерусалим – Святым городом.
- Вы ни разу не были в Израиле. А когда и почему туда уехала, а точнее, вернулась, ваша мама?
- Она уехала в 1989 году, она и Рут. Она прожила здесь интересную жизнь. У нее было много русских друзей: писатели, художники, музыканты. Она печатала свои рассказы в "Советиш геймланд", под псевдонимом Гоман вышли несколько ее книжек для детей. Но по-настоящему она могла жить только среди евреев. Поэтому мамочка на старости лет и уехала в Израиль. Сначала она решила съездить погостить, встретиться с кем-то из коммунаров. Но – ностальгия, воспоминания о молодости… И она осталась. В Израиле она еще раз вышла замуж за очень славного человека, Даниэля. Он приезжал к нам в гости в Москву, и говорил: "Я ваш папа!" А я… Я не могла уехать. Всё на мне., дом, сын, дочь, внучка. Я очень ответственный, обязательный человек. С годами это из достоинства превратилось в недостаток. Моя дочка говорит: "Мама, да брось ты все, поезжай". А как я могу оставить внучку Настю? Она учится в театральном институте. У нее репетиции, приходит поздно. Кто ей приготовит, кто ее накормит, подаст, постирает, книжки нужные достанет? Я ей и подсказать что-то могу…
- В последние годы жизни Иннокентий Михайлович снялся в нескольких картинах, которые яйца выеденного не стоят. Играл он блистательно – боссов современной мафии. Как ваш муж относился к такому изменению репертуара?
- А чего стоит вся нынешняя жизнь? Иннокентий Михайлович был актером-лицедеем. Он очень любил это слово – "лицедей". Иннокентий должен был все время играть. Без этого он не мог жить. А с этими ролями его просто "доставали". "Соломка, - говорил он мне, - ну что же делать, играть надо…". Ну и семью содержать нужно было. Машину хотелось купить, видеокамеру, мир посмотреть… Но и к этим ролям он относился творчески, с полной отдачей. Как всегда.
- Ваш муж понимал, что он – гений?
- Иннокентий все знал. Знал свою судьбу. Знал, "кто есть кто". Понимал, что он – гений.
- Гении дружат с кем-нибудь?
- Со своими ролями…
* * *
Мишель Курно, которого называли самым злым критиком Франции, писал: "Если вы хотите увидеть Бога на сцене, идите на "Дядю Ваню" в исполнении Смоктуновского".
Писатели-фантасты утверждают: «Трудно быть Богом. Но наверняка еще труднее - быть его женой…»."

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
la_belaga
Dec. 23rd, 2010 07:17 pm (UTC)
дополнение из другого источника
Смоктуновский всю жизнь скрывал правду о себе

Он играл гениев и неврастеников, говорил, что его характер сформировали пережитые страдания,

считал себя типичным порождением своего времени. «Я – актер космического масштаба», – говорил

Смоктуновский. При этом умудрялся быть человеком скромным и скандальным одновременно.

Перед камерой в работе над картиной порой робко шептал слова, а в жизни устраивал шумные драки

с мордобоем и битьем тарелок, выясняя отношения с любовником первой жены.
Внешность аристократа – крестьянское происхождение – сломанная судьба – еврейская фамилия.

Говорили, что он – обласканный властями, успешный советский артист. Но никто не предполагал даже,

что все сыгранные им роли замешены на чудовищном личном горе...
На самом деле его фамилия Смоктунович. Писал в анкетах, что белорус, но обманывал.

Смоктуновский происходит из семьи польских евреев, его прадед был сослан в Сибирь за участие в

польском восстании 1863 года. Родился актер в селе Татьяновка Томской области. Потом семья переехала

в Красноярск, где так сильно голодала, что в пятилетнем возрасте его и брата родители просто выгнали

из дома – не могли прокормить. Его приютила и воспитала тетка. Воровал на рынке, чтобы выжить.

Брат Иннокентия вскоре умер…
Учился Смоктуновский плохо, оставался на второй год. После школы мобилизовали и сразу отправили

на фронт – в самый ад – на Курскую дугу. Уже через несколько месяцев Иннокентий Смоктуновский

оказался в… фашистском плену.
Рассказывая позже об этом времени своей жизни, актер говорил, что всегда чувствовал, что его кто-то

защищает. Он верил в чудеса. Уверял, что ни разу, побывав в самом пекле войны, не был ранен.
«Когда я был на фронте, рядом со мной падали и умирали люди, а я жив… Я ведь тогда еще не успел

сыграть ни Мышкина, ни Гамлета, ни Чайковского – ничего! Судьба меня хранила».
Рукой провидения он считал и то, что его, сбежавшего от фашистов, умирающего от истощения мальчишку,

пустили в дом, спасли, выходили в крестьянской избе совершенно чужие ему люди, которых нашел и

отблагодарил после войны.
Он был замкнутым и тревожным. В юности актером быть и не мечтал даже. Приятель поступил в студию

при Красноярском драмтеатре, и он пошел за компанию. Профессию, которая стала делом жизни, получал

с 1945 по 1946 год, вернее, всего 3 месяца – потом его выгнали за драку с формулировкой

«Противопоставил себя коллективу». Сразу же «обнаружились» факты его пребывания в плену.

И тогда он сам себя сослал в Норильск. Уехал туда, рассуждая так: дальше, чем этот город-лагерь,

ссылать некуда. Именно тогда он и поменял фамилию Смоктунович на Смоктуновский.
Ему предлагали фамилию Славянин – не согласился. В Норильске он узнал, что такое гомосексуализм

(среди зэков были люди с нетрадиционной ориентацией). Как позже рассказывал сын актера – Филипп,

испытывал к педерастии отвращение всю жизнь.
На Севере Смоктуновский заболел цингой и лишился всех зубов. Чтобы спасти жизнь, уехал из города

и год работал дворником. Потом поступил в сталинградский театр, женился в первый раз.
Всю первую половину жизни – юность, молодость – он страдал. От голода и нищеты, от неразделенной

любви (первая жена Римма Быкова изменила ему и вскоре оставила), от непонимания окружающих,

от неприятия и насмешек коллег. Он дрался, замыкался в себе, учился выживать и, несмотря ни на что,

верил в лучшее будущее.
В 1955 году Смоктуновский едет в Москву. Его никто не ждет и не зовет туда. Живет у друзей, пытается

найти работу в театре – не берут. Ночует в подъездах на подоконниках. В одном лыжном костюме

слоняется неделю на улице – люди, у которых он остановился, уехали в отпуск и не оставили ключей.
И тогда произошло чудо.
la_belaga
Dec. 23rd, 2010 07:19 pm (UTC)
и окончание
Он любил его вспоминать: «Как хорошо жить, до удивления хорошо просто жить,

дышать, видеть. Я есть, я буду, потому что пришла она». Смоктуновский встретился со своей будущей

женой – Суламифью в Ленкоме. Она работала костюмершей. «Я тогда впервые увидел ее… Тоненькая,

серьезная, с копной удивительных тяжелых волос. Шла не торопясь, как если бы сходила с долгой-долгой

лестницы, а там всего-то было три ступеньки, вниз. Она сошла с них, поравнялась со мной и молча,

спокойно глядела на меня. Взгляд ее ничего не выспрашивал, да, пожалуй, и не говорил… но вся она,

особенно когда спускалась, да и сейчас, стоя прямо и спокойно передо мной, вроде говорила: «Я пришла!»

Ну вот поди ж узнай, что именно этот хрупкий человек, только что сошедший ко мне, но успевший

однако уже продемонстрировать некоторые черты своего характера, подарит мне детей, станет частью

моей жизни – меня самого».
С этой встречи его жизнь стала другой. У него появились дом, работа, дети – Филипп и Маша.

Будущая супруга – 28-летняя Суламифь имела много друзей в столичной артистической среде.

Она ни разу не была замужем и не торопилась. Была счастлива и самодостаточна.

Смоктуновского представили Ивану Пырьеву, который распорядился пристроить актера в

Театр-студию киноактера.
И вот тогда появились настоящие роли. Мышкин в БДТ у Георгия Товстоногова, благородный жулик

у Рязанова в «Берегись автомобиля». В амплуа Смоктуновского – Гамлет, Чайковский, Моцарт, Бах…

В великих он видел смешное и, по сути, играл в кино и на сцене самого себя.

Появились почитатели и завистники.
– Папа мне рассказывал, что некоторые коллеги писали на него доносы то ли в Госкино, то ли в

Союз кинематографистов, – рассказывал сын Смоктуновского Филипп.

– Так они, как им казалось, защищали интересы советского искусства.
Смоктуновский был актером, нарушающим все правила и совместившим все противоречия.

Великим юродивым, своим в доску и не от мира сего. Барином и крепостным.

Может, и не советским, но родным.
Иннокентий Михайлович Смоктуновский родился 28 марта 1925 года. Участвовал в сражении на

Курской дуге, в форсировании Днепра, освобождении Киева. Был в плену, бежал.

Дошел до Берлина. Умер 3 августа 1994 года.

Сын Филипп (53 года) – переводчик научно-фантастической литературы.

Внучка – актриса Анастасия Буцкова (28 лет).

Дочь Мария Смоктуновская (45 лет) – балерина, сотрудник музея МХАТа.





( 2 comments — Leave a comment )

Profile

надежда, вера. любовь
la_belaga
Лариса Белага

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel