?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Цветы от Маяковского

21.12.2010 я помещала ссылку на статью "Дочь Вл. Маяковского - Елена Маяковская или Патрисия Томпсон" livejournal.com›88575.html
Со слов дочери поэта в ней изложены интересные материалы о жизни Вл. Маяковского и роли Лили Брик в его биографии. Упоминается там и о чувстве поэта к Татьяне Яковлевой. Невероятно романтическая история связана с этой безответной любовью. Об этом в статье чуть ниже (авторство, увы, не сумела выяснить), а на закуску - еще и полная поэма Аркадия Рывлинa.

Цветы от Маяковского

О любви Владимира Маяковского к Лиле Брик все помнят по двум причинам: с одной стороны, то была действительно великая любовь великого, поэта; с другой - Лиля Брик со временем превратила статус любимой женщины Маяковского в профессию. И уже никому не давала забыть об их странных и порой безумных отношениях; о букетике из двух рыжих морковок в голодной Москве; о драгоценном автографе Блока на только что отпечатанной тонкой книжечке стихов, - обо всех иных чудесах, которые он подарил ей.
А ведь Маяковский творил чудеса не только для нее одной, просто о них постепенно забыли. И, наверное, самая трогательная история в его жизни произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.
Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, "ледокола" из Страны Советов.
Она вообще не воспринимала ни одного его слова, - даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным.
И Маяковский уехал в Москву один.
От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а нам - волшебное стихотворение "Письмо Татьяне Яковлевой"
Ей остались цветы. Или, вернее - ЦВЕТЫ.
Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов - гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз, орхидей, астр или хризантем.
Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента - и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: "От Маяковского".
Его не стало в тридцатом году - это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что oн регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы.
Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.
Она уже не понимала, как будет жить дальше - без этой безумной любви, растворенной в цветах.
Но в распоряжении, ocтавленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова про его смерть. И на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: "От Маяковского".
Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось.
Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли.
В годы Второй Мировой в оккупированном немцами Париже она выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если каждый цветок был словом "люблю", то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти.
Потом союзные войска освободили Париж, потом она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин - а букеты все несли.
Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой истории любви. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили, yлыбаясь улыбкой заговорщиков: "От Маяковского".
Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей...
Советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери и всегда мечтал узнать ее продолжение. В семидесятых годах ему удалось попасть в Париж.
Татьяна Яковлева была еще жива (умерла Т.А.Яковлева в 1991 году - Е.С), и охотно приняла своего соотечественника. Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными.
В этом уютном доме цветы были повсюду - как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во
время войны?
- Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд...
- Пейте чай, - ответила Татьяна - пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?
И в этот момент в двери позвонили.
Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос посыльного произнес: "От Маяковского".
У рассыльных привычный труд, -
Снег ли, дождик ли над киосками, -
А букеты его идут
Со словами: от Маяковского.

Без такого сияния,
Без такого свечения
Как не полно собрание
Всех его сочинений

Стихи Аркадия Рывлина
"Вестник" 9(216), 27 апреля 1999
***
А вот и сама поэма. Целиком.

Аркадий Рывлин
Цветы от Маяковского
Поэма.

Это было в Париже, Маяковский влюбился, но без взаимности. Однако даже после отъезда поэта на имя Татьяны Яковлевой долгие годы шли цветы - цветы от Маяковского.

"Я всё равно тебя когда-нибудь возьму, одну или вдвоём с Парижем!"
Из письма В.Маяковского к Т.Яковлевой

Париж говорит о её осанке:
- Русская, но парижской чеканки.
И взгляд у неё, как весна распахнут
И чем-то похожа она на яхту.

А он ледокол из страны Советов,
Таранящий время и лёд планеты.
И я никогда себе не предствлю,-
Что где-то и кем-то он вдруг оставлен.

I
Что ледоколу льдинки ломкие
И что ему бураны яростные?!
Но от него уходит тонкая,
Но от него уходит парусная,
Уходит самая красивая,
ЛЮБИМАЯ, но мало любящая.

И сдерживать себя не в силах,
Я кричу ей в прошлое из будущего:
- Не уходите! Нет! Не надо!
Ведь это флагман, а на вахтах
Как важно для такой громадины,
Чтоб рядом - тоненькая яхта.

И с точки зрения поэзии
Я сразу отвергаю мнение,
Что гению всего полезнее,
Когда любовь бросает гения.

Я ПРОТИВ!
И, неуспокоенный,
Я не хочу, чтоб у ПОЭТА
Такой ценой, ценой пробоины
Рождалось новое "Про это".
И нового не надо "Облака"
Ценой крушенья в человеке,
Но женщина, всех краше обликом.
УШЛА.
И НАВСЕГДА.
НАВЕКИ.
II.

Был отказ её, как удар.
Он уехал в рассветном дыме,
Но парижский свой гонорар
Он оставил парижской фирме.

И теперь - то ли первый снег,
То ли дождь на стекле полосками -
В дверь стучится к ней человек,
Он с цветами от Маяковского.

И теперь, как просил поэт,
Ей букеты вручают броские,-
То ли чёрных тюльпанов свет,
То ли лунных гортензий свет,
То ли пармских фиалок свет, -
Со словами: - от Маяковского.

Стук рассыльных , как всякий стук.
Но нелепо, нежданно, странно.
Маяковский - и астры вдруг!
Маяковский - и вдруг тюльпаны!
Маяковский - и розы чайные!

Что в них - нежность или отчаянье?!
Или сила, что не расплескана?!
Или рыцарство Маяковского ?!
Или ревность, что не отточена,
Что любой букет - как пощёчина?!
III.

И, может робок и не смел,
Я не был прав, когда поэта
Сберечь хотел, укрыть хотел,
От этой боли без ответа.

Всё было б чище и ровней
Цветы б не шли со звёздной силой
Так, может быть, спасибо ей?!
Спасибо, что не полюбила?!

Спасибо, что идут цветы...
Но как бессмысленно решенье,
Что, может, высшей красоты -
Нет без высокого крушенья.

Мне горько, что другим я был,
Что слишком ровен и спокоен -
Я от крушений уходил
Я хоронился от пробоин.
IV.

Цветы!
Она их то клянёт!
А то, смущаясь поневоле,
Берёт, но не цветы берёт,
А, кажется, букеты боли.

В них лучами освещённых,
Ей робко светят, обнаружась,
И вся его незащищенность,
Беспомощность и неуклюжесть.

И пусть один под звёздным крошевом
И пусть навек любимой брошен он,
Но я завидую по совести
Той боли и неразделённости.

Завидую, что - нежен, груб ли я, -
А нет ни вьюг, ни ветров дымных,
Свераккуратно, сверхвзаимно
Завидую обиде рубящей,
Да и цветам свежей, чем губы...
Он шлёт их даже и нелюбящей,
А я не шлю и той, что любит!
V.

У рассыльных привычный труд , -
Снег ли, дождик ли над киосками, -
А букеты его идут со словами:
- от Маяковского.

А потом этой смерти бред
Застрелился...
Весна московская
Маяковского больше нет...
А букеты - от Маяковского.

Эти фирменные, усадебные,
Что вовеки не станут свадебными,
Эти самые бесподобные!
Только всё-таки не надгробные!

Жизнь ломается.
Ветер крут.
А букеты его идут,
А букеты его идут,
Хоть Париж уже под фашистами,
А букеты его идут,
И дрожат лепестки росистые.

И чтоб выжить, она пока
Продаёт их - зима ли лето ли!
Эти чёрые облака,
Эти белые облака,
Эти красные облака,
Что зовут его букетами!
VI.
А потом несёт букеты
Чёрных угольных брикетов
И морковок двух букет,
Как однажды нёс поэт.
"Не домой, не на суп,
А к любимой в гости
Две морковинки несу
За зелёный хвостик".

Две морковки, как чудо,
Может, он их на рассвете
Из 20-го, оттуда
Ей доставил в 43-й ...

И розы вдруг не пахнут розами,
Пусть даже их недавно срезали,
А пахнут буднями и прозою
Куда скорее, чем поэзией.
И хризантем осенних золото
Воспетых красками и строфами,
Когда в глазах темно от голода,-
Вдруг пахнет хлебом и картофелем.
Или чашкою кофе,или запахом крема...
Не букеты, а строфы лепестковой поэмы.

Строфы нерифмовались,
А скорей продавались,
Но без этой поэмы
Очень многое немо.

Без такого сиянья
Без такого свеченья,
Как не полно собранье
Всех его сочинений.
И завидую снова,
Что похожих на эти
Ни полстрочки, ни слова
Я не создал на свете.

Яхта! Яхта!
В глазах - слеза.
И сейчас через годы вижу я
Были алыми паруса, -
Стали красными и рыжими.

И всё чаще теперь, наверное,
О Москве она вспоминает, -
А любовь, что была отвергнута,
И её, и Париж спасает...

Вот уже и Берлин берут,
А букеты его идут,
Жёны мёртвых уже не ждут,
А букеты его идут.

И хоть старости лет маршрут,
Старость сумрачна и сурова,
А букеты его идут -
От живого и молодого.

И за жизнь,
за любовь разгубленную,
Это ими он голосует,
Недолюбленное долюбливает
И к любимой своей ревнует.

И равняться с ним, видно, нечего,
Но коль встречу судьбу такую,
Чем же я долюблю ушедшее?!
Чем же я тогда доревную?!

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Jun. 15th, 2015 02:41 am (UTC)
Istoriya somnitel'naya
Tat'yana Yakovleva posle vtoroj mirovoj vojny pereexala v N'yu York, i prozhila tam dolgie gody so svoim vtorym muzhem i docher'yu ot pervogo muzha. Potom pereexala, naskol'ko pomnyu, v sel'skuyu metnost' v Novoi Anglii, gde umerla. Prinosit' ej cvety v Parizhe v 70-e gody nikak ne mogli. Eyo doch' napisala chudesnyj memuar, "Them". Tam istoriya otnoshenij Mayakovsogo i Tat'yany Yakovlevoj opisana, no istoriya s cvetami ne figuriruet.
lapki_kotenka
Dec. 23rd, 2016 09:16 pm (UTC)
Красиво. Только вранье)))
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

вера. любовь, надежда
la_belaga
Лариса Белага

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel