?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Гай Бехор

Возрождение к вечности:
в чем же суть израильской мощи?

Во второй половине XIX века Бенджамин Дизраэли, один из самых выдающихся премьер-министров в истории Британии (да-да, он тоже был из наших!), превратил британскую международную торговлю в могучий дипломатический инструмент. «Торговля дополняет политику»», – любил повторять он, используя торговые соглашения то в качестве соблазна, то как средство давления на людей и даже на целые страны.
Еще 11 лет назад, в статье "Торговый флот", я предположил, что и нам пришло время обратить наши технологические и экономические успехи в могучее орудие дипломатии – для соблазнов, но одновременно и для угроз.
Ведь международная торговля - это и есть тот самый двигатель, который приводит в движение экономику, политические и социальные связи, идеи, политическую власть, культуру, религию, богатство, да и самих людей. Она, эта торговля является исключительной возможностью, поскольку создает обязательства между компаниями, людьми и странами и формирует прочные общие интересы.
Короче говоря, идея той статьи состояла в том, что Израилю следует соткать как можно более широкую сеть интересов со странами мира, утверждая себя в качестве важного партнера, возможно даже незаменимого для дальнейшего существования и развития этих стран. Чтобы без нас они просто не могли бы, а значит, и не думали бы о том, чтобы нанести нам вред.
Был ли шанс у столь дерзкого предсказания?
Напомню, то был 2007 год, год депрессии и уныния: израильские «СМИ» нагнетали часто выдуманные ими же самими истории о «бойкоте» и «делигитимации» Израиля. Это был год, последовавший за Второй ливанской войной, когда в обществе царило горькое ощущение упущенной возможности. Иран усиливался, Европа с ее «Евросоюзом» казалась могучей, как никогда прежде. А наши международные позиции, напротив, опустились на самое дно. Утратившие веру в завтрашний день люди, угрюмо забившись каждый в свой темный угол, сварливо препирались друг с другом.
Но вот, десять лет спустя, это предвидение реализовалось во всем своем необычайном великолепии. Более того, происходящее затмило самые смелые предположения. И если мы только захотим, оно станет еще величественней. Esto perpetua (Живи вечно).

1. Бездна

Сразу вслед за созданием государства Израиль, 70 лет назад, правительство осознало, что мы стоим на самом краю бездны. Тотальный политический и экономический арабский бойкот должен был неизбежно задушить молодое государство. Точно так, как лишь недавно подобный бойкот раздавил в зародыше «курдское государство». Все транспортные каналы, полностью открытые в период британского мандата были теперь наглухо закрыты. Все границы вокруг оказались на замке. Единственная связь с миром оставалась лишь через море (у курдов, увы, не было и этого). Мало того, Соединенные Штаты все еще не проявили к нам интереса, отношения с Францией не отличались особенной глубиной, а обиженная Великобритания и вовсе была нам враждебна. Так что державы, на которую можно было бы опереться, у нас тоже не было. Лишенная каких бы то ни было связей на Ближнем Востоке страна остро нуждалась в региональном пространстве.
В поисках выхода из этой отчаянной ситуации глава правительства и основатель государства Давид Бен-Гурион вместе с главами Моссада, Реувеном Шилоахом и Исером Харелем, разработали стратегию, названную «периферийным альянсом». Молодому Израилю следовало стремиться к отношениям со странами, окружающими арабские государства. Подобные связи укрепили бы Израиль и одновременно оказали бы давление на арабских соседей.
Были определены три такие страны: монархический Иран, находящаяся под властью военного истеблишмента Турция и Эфиопия, где император Хайле Селассие симпатизировал иудаизму. Все три страны не хотели предавать огласке свои связи с Израилем, но были более чем готовы к тайным отношениям, построенным на холодном расчете и взаимных интересах. Так за Израилем закрепился статус этакой тайной любовницы. И эта самая негласность отношений стала характерной чертой, сохраняющейся по сей день.
Арабские государства видели в этих связях угрозу для себя и пытались им помешать. Так или иначе, наши отношения с Эфиопией закончились после убийства императора в 1975 году, связи с Ираном прервались в 1979 году, сразу вслед за исламской революцией, а с Турцией, начиная с 2001 года, были постепенно сведены на нет Эрдоганом.
Одним словом, эта попытка не удалась.
Стратегия "периферийного альянса" включала в себя также и контакты с религиозной и этнической периферией арабских государств, прежде всего: с курдами, христианами-маронитами и друзами в Ливане, а также с христианским и языческим населением Южного Судана. Арабским государствам, однако, удалось в той или иной форме задавить все эти союзы. Со временем распались отношения и с далекими арабскими государствами, вроде, Марокко, Омана или Судана.
Короче говоря, Израиль был рожден в окружении враждебной мусульманской бездны и продолжал оставаться там до последнего десятилетия. Правила игры оставались неизменными – к Израилю обращались лишь в самом крайнем случае и немедленно отказывались от контактов, как только предоставлялась такая возможность. Израиль же оставался заложником чужих интересов, без шансов освободиться от окружавшей его стены враждебности.
Да, конечно, со временем, мы обзавелись «мирными» соглашениями с Египтом и Иорданией, которые, по сути, остались не более чем соглашениями о прекращении огня. А еще было злосчастное Осло. Вот только все эти договора не повлияли на печальную картину наших внешних отношений существенным образом.

2. Революция

Но вот наступило последнее десятилетие, и целая плеяда колоссальных по своему масштабу стратегических событий полностью перекроила всю ситуацию. Из того, кто в отчаянии добивался внимания других, Израиль превратился в того, чьего внимания стали теперь отчаянно добиваться другие. Изменения были драматическими:
Во-первых – информационная революция. Израиль стал второй по величине «Силиконовой долиной» мира. За ним прочно закрепился статус страны инноваций, знаний и успеха. Его ВВП на душу населения подскочил до 44 тысяч долларов - больше, чем в Японии, Великобритании и Франции. Израиль стал государством-стартапом, к которому обращаются, чтобы использовать уникальную возможность и разбогатеть. Не случайно объем инвестиций в Израиль стал одним из самых высоких в мире, и показатель этот продолжает расти. Возникшие доходы были превращены в развитие передовых транспортных инфраструктур, связывающих периферию с центром, и создающих таким образом очередные новые возможности. Теперь буквально каждая страна в мире ищет нашей близости в надежде, что благословение успехом и инновациями прольется и на них тоже.
Во-вторых – исламское вторжение. Миллионы мусульман, как, впрочем, и других беженцев наводняют Запад, который не понимает, что с ними делать, необратимо утрачивая тем временем свою идентичность. Эти беженцы захватывают Европу демографически, неся вал преступлений и террора, с которыми там прежде никогда не сталкивались. Зато теперь куда больше европейцев осознает важность Израиля как передового форпоста западной цивилизации, сдерживающего исламское наступление.
По сути, от Греции до Индии есть лишь одна немусульманская цитадель, и это – Израиль. «Если падет Израиль, падет весь Запад», – предельно ясно выразил эту мысль Герт Вилдерс, чья партия с четко выраженной правой платформой продолжает набирать силу в голландской политике. Что характерно и в целом для Европы, где правые движения завоевывают все большую поддержку – от Австрии до Италии.
В одной стране за другой европейские левые, враждебные Израилю как национальному государству еврейского народа, теряют позиции. Тем временем блестящая израильская разведка, по праву считающаяся едва ли не лучшей в мире, уже сумела предотвратить десятки кровавых терактов на просторах Европы, заведомо предупредив правительства этих стран. Жаль лишь то, что мы не требуем у европейцев за эту помощь политическую плату.
Исламский террор, ИГИЛ и вся прочая джихадистская ахинея создали прочный общий знаменатель между Израилем и большинством народов мира. То, что раньше считалось исключительно нашими проблемами, теперь стало бедой многих перепуганных государств.
В-третьих – крах цен на нефть, рухнувших с 140 долларов за баррель до 30. Сегодня, правда, они поднялись до 70 долларов за баррель, но для экономик, построенных исключительно на продаже углеводородов, это все равно очень низкая цена.Соединенные Штаты стали теперь крупнейшим в мире производителем нефти и успешно конкурируют с арабами. Тем временем все нефтяные государства, загибаются, а некоторые и вовсе уже умерли, как, например, антиизраильская Венесуэла.
Так прежняя мощь нефтедолларового вето безвозвратно уходит и, как ожидается, сойдет на нет в течение двух лет. В результате страны Востока – Япония, Китай, Индия, Вьетнам, Корея, Филиппины, Сингапур и другие – опасавшиеся прежде даже приближаться к Израилю, теперь повалили к нам толпой. Они больше не боятся.
К слову, энергия на продажу есть теперь и у Израиля.
В-четвертых – «арабская весна»: арабские государства рухнули, те же, кто еще не обрушился, дышат на ладан, поскольку религиозная, этническая, сектантская и племенная вражда (главным образом, речь идет, конечно, о противостоянии суннитов и шиитов) разрывает их на части. Наш же конфликт с палестинскими арабами стал малозначительным, побочным, а в некоторых случаях и вовсе забытым.
Сирия больше не существует, как, впрочем, и Ирак, и Ливия, и Йемен. Те же, кто еще как-то держится – Саудовская Аравия, Иордания, а также нефтяные государства Персидского залива – выматывают друг друга в бесконечных бойкотах и угрозах. Одним словом, арабы рухнули, Израиль же на фоне этого падения, наоборот, поднялся, приобретая еще большую ценность.
В-пятых – это был израильский газ. Израиль обнаружил колоссальный (по нашим масштабам, разумеется) энергетический потенциал, который будет еще увеличиваться по мере новых открытий. Вредоносные круги внутри Израиля, которые не желали того, чтобы страна становилась слишком сильной, изо всех сил тормозили этот процесс, который, конечно, имел и политический аспект. Все же спустя десятилетие энергия победила, и плоды этой нашей общей победы мы почувствуем уже в ближайшие годы.
После долгих лет, в течение которых не проводилось никаких дополнительных исследований, греческие и индийские компании уже стали вновь искать в наших экономических водах новые газовые месторождения. Нет сомнений в том, что они найдут. И это тоже будет важной составляющей нашего экономического могущества.
Так революционно изменился статус Израиля – из маргинальной, бедной и охваченной непрерывными войнами страны мы превратились в стабильное и богатое государство, по праву занимающее одну из центральных позиций в мире, Премьер-министр которого не просто национальный лидер, а политик международного масштаба. Теперь, во многом и благодаря своим талантам, он входит в десятку лидеров, руководящих мировыми процессами. Такой ошеломительный скачок государства из гадкого утенка в прекрасного лебедя, да еще и в столь короткий срок, вряд ли когда–либо ранее случался в мировой истории.

  3. Наш альянс с Соединенными Штатами

основан отнюдь не только на взаимных интересах (которые, безусловно, тоже присутствуют, особенно сегодня, когда все остальные на Ближнем Востоке попросту рухнули), но на пророческом видение, на ТАНАХе и могуществе наших демократий. И это только начало.
И даже если администрация в Белом доме сменится на демократов (о, мы уже пережили одного такого, особенно враждебного нам), ситуация, вряд ли поменяется слишком сильно. Отношения между нашими народами, не только правительствами – на пике и продолжают улучшаться, поднимаясь к новым вершинам. Тут и признание Иерусалима столицей Израиля в соответствии с законом, принятым Конгрессом, обеими его палатами подавляющим большинством обеих партий.
И решение президента Трампа прикончить БАПОР вместе со всей его надуманной «проблемой «беженцев». И отречение от институтов ООН, возможно, вплоть до полного удушения этой вредоносной структуры (частичное прекращение финансирования, уход из ЮНЕСКО и Совета по правам человека и т.д.). И изгнание ООП из Вашингтона, наряду с последовательным игнорированием рамальской администрации вообще. И санкции против Ирана. И буквально автоматическая поддержка на международной арене. И совершенно новая позиция Госдепартамента, не рассматривающая более Израиль в качестве «эпицентра конфликта на Ближнем Востоке». А, возможно, в будущем и договор о военной взаимопомощи, который значительно облегчит нам экономическое бремя расходов на оборону.

Ровно через сто лет после Декларации Бальфура пришла Декларация Трампа, ничуть не уступающая по своему масштабу и важности, признающая Иерусалим столицей Израиля. Она стала следствием глубочайшего духовного влияния, которое еще скажется в американской политике в отношении Израиля. Речь 6 декабря 2017 года (Выступление Б. Нетаниягу на Генеральной ассамблее ООН) стала вершиной израильской дипломатии всех времен, результат продолжавшейся десятилетиями кропотливой работы по мобилизации общественной, дипломатической и наконец, правительственной поддержки. Выгравированная в современной истории возвращения в Сион, эта речь, навсегда останется наглядным доказательством того, что все возможно, если только захотеть и поверить.
Не стоит считать это прихотью одного человека, президента Дональда Трампа. Он лишь воплотил желание американского общества. И опросы ясно показывают, что это отношение к Израилю с годами будет лишь усиливаться. Американская мощь помогает нам достигать все новых дипломатических областей, удаляя обременительные преграды. Как это было, например, недавно во время последнего кризиса с Польшей по поводу закона о лагерях уничтожения. Это наш настоящий союз и мы должны всеми силами стремиться к его укреплению, чтобы он и в будущем продолжал приносить пользу обеим нашим странам.

  4. Русский роман

Даже нынешнее осложнение в отношениях с Россией не отменяет успеха тех деликатных контактов, которые поддерживались на протяжении почти двух лет и абсолютно не являлись само собой разумеющимся фактом. К слову, вряд ли хоть одна страна в мире могла похвастаться столь развитыми отношениями одновременно – и с Россией, и с США. Разумеется, именно они позволили нам достичь огромных успехов в противостоянии Ирану на «сирийском поле», включая демонстративное невмешательство российских ПВО во время регулярных израильских бомбежек иранских позиций в Сирии («русские дважды вонзили нож нам в спину» – так характеризуют это положение иранский истеблишмент).
У России тесные связи с Ираном, «Хизбаллой» и Асадом, и они используют их, посредничая между нами и ими, передают сообщения и в целом стабилизируют ситуацию. Именно поэтому опасность войны на северной границе Израиля сегодня куда меньше – в немалой мере благодаря присутствию русских в Сирии. Российский оперативный штаб развернут в тель-авивском генштабе израильской армии, а ее оперативный штаб расположен в Москве. А юг «Сирии», прямо на нашей границе, контролирует не Асад, не «Хизбалла» и не Иран, а российская военная полиция.

Министр обороны России Сергей Шойгу во время исторического первого посещения Израиля главой российского МО – политического визита в Иерусалим и рабочего в «Сирию», генштаб в Тель-Авиве. Шойгу прибыл во главе делегации представителей высшего руководства российской армии, что стало своего рода признанием важности отношений с Израиля. В противном случае этот визит попросту не состоялся бы. Для нас же важно развивать и увеличивать торговые отношения с Россией, а через нее и со странами Средней Азии, находящимися под российским влиянием.
По признанию главы российского МИДа Лаврова, Россия сорвала попытку Обамы в конце своего срока провести через ООН решение об отходе Израиля к границам до Шестидневной войны. Кто знает, может статься, в будущем их «право вето» снова сработает на антиизраильском голосовании в ООН.
В целом отношения с Россией, по крайней мере, до нынешнего момента, вполне можно было назвать достижением израильской дипломатии. Одним из проявлений которого стал, конечно, и уже упомянутый первый в истории визит российского армейского руководства, по сути, продемонстрировавший признание Россией военной мощи Израиля.

Важнейшая дата в России – День победы над национал-социалистической Германией: лидер еврейского государства возлагает венок в память о погибших советских солдатах под звуки гимна Израиля. Кто мог представить себе в то время, когда русские солдаты освобождали из лагерей умирающих от голода еврейских заключенных, уцелевших после зверств и истязаний немецких национал-социалистов и их сообщников, что так когда-нибудь случится?
И где теперь все эти коммунисты–антисионисты, адепты советского режима, предавшие свой народ? Где Леон Троцкий (Бронштейн), Григорий Зиновьев (Ааронович), Лазарь Каганович или Лев Каменев (Розенфельд)? Сметены историей и преданы забвению. А Израиль? Esto perpetua.
Вот она – настоящая победа сионизма.

5. Восточный шарм

С тех пор, как рухнули цены на нефть, и выяснилось, что энергии в мире предостаточно, прежде всего благодаря экспорту из США, лидеры Востока во главе с Индией открыли для себя Израиль.
Много уже было сказано о революции в отношениях Израиля с Индией: в прошлом лидера неприсоединившихся стран вместе с Египтом Насера и Югославией Тито, а потому крайне враждебного еврейскому государству, теперь же близкого друга, готового нынче прекратить покупку нефти у Ирана. Откровенно враждебная Израилю политика заменена теперь на куда более сбалансированную, а главное, направленную на сближение с еврейским государством и отдаление от арабов.
Зрелищные индийские представления во время празднования, устроенного в честь Израиля, растянувшиеся на многие километры по пути правительственного кортежа. Чествуя Израиль, Индия постаралась изо всех сил. К слову, не меньше постарались и израильские СМИ, чтобы израильтяне ничего не узнали о том, как принимали нашего премьера в самой большой демократической стране планеты. Почему? Да потому, что эта реальность не вписывается в господствующий в израильских СМИ нарратив – мол, экономический прорыв придет лишь после наступления «мира» исоздания террористического государства в сердце Израиля. А получается, что все ровно наоборот: экономический прорыв происходит, как раз потому, что мы не позволили своему жестокому врагу обосноваться у нас под боком.
Ой, что же теперь скажут все эти !эксперты» из Совета по «безопасности, «миру" и словоблудию? Лучше даже не знать…
Индия стала нашим крупнейшим партнером по оборонному экспорту (49% наших оборонных поставок отправляется именно в эту огромную страну), составляя 11% от годового оборонного импорта этой страны (составляющего 45 миллиардов долларов). Мы третьи после России (62 %) и США (15%).
Иными словами, мы зарабатываем около 5 миллиардов долларов в год на военных продажах в Индию. Больше, чем на гражданском экспорте, составляющем еще более 4 миллиардов долларов, который следует развивать и увеличивать. Нет никаких причин, чтобы мы не сумели довести его до 10 миллиардов. В целом сегодняшний экспорт в Индию, гражданский и оборонный, уже приблизился к 10 миллиардам, но потенциал куда больше.
И к слову, раз уж мы тут заговорили об Индии и о роскоши, - для офиса премьер-министра Израиля тоже было бы неплохо обустроить здание покрасивее, чем убогие нынешние постройки. Пришло время показать миру наше величие. Лучше всего подойдет для этих целей иерусалимский дворец Армон ха-Нацив, здание, где сегодня незаконно расположилось представительство ООН, которое давно пора оттуда прогнать.
Величие и силу следует демонстрировать, поскольку так ты их преумножаешь.
Вместе с махараджей: от гонимой и истребляемой нации, человеческой пыли, по мнению многих - на самую вершину, к мировым державам, и все в течение 70 лет. Это удивительное достижение государства Израиль и только его самого. Без государства евреи по-прежнему были бы человеческой пылью, на пути к истреблению. Куда более чем еврейский народ хранит государство Израиль, оно хранит его, и ни один еврей в мире не в праве забывать об этом.
Индусов завораживает это осознание того, что они и мы – два древнейших народа, с тысячелетней историей, по сути, как раз и олицетворяющих человеческую цивилизацию. Индия обрела независимость от Британии в 1947 году. А мы, год спустя, в 1948-ом. Но и мы, и они куда древнее и той же Британии, и ООН, и всего Запада.
Полеты индийской авиакомпании Air India прямо над Саудовской Аравией (еще один потрясающий сдвиг в нашу пользу) невероятно популярны. Почти каждый день они привозят к нам в страну массы индийских туристов, открывших для себя Израиль. Теперь осталось лишь проложить наземный маршрут. Предполагается, что авиакомпания Филиппин, а возможно, также и Японии, тоже станет летать в Израиль над Саудовской Аравией.
В ходе визита израильского премьер-министра в Индию индусы танцуют с лозунгами на иврите, желая показать близость с нашим народом. Глава индийского правительства Нарендра Моди считает Израиль с его передовыми технологиями и готовностью поделиться ими с остро нуждающейся в инновациях Индией едва ли не своим главным рычагом для дальнейшего укрепления страны и сохранения власти.
Япония была страной, которая быстро признала Израиль, но сохраняла отношения прохладными - из-за зависимости от арабской нефти. Но теперь эта ситуация меняется прямо на глазах. Примером тому недавние публичные визиты премьер-министра Синдзо Абэ и других высокопоставленных чиновников в еврейское государство.
Япония тоже остро нуждается в инновациях и израильской изобретательности. А потому наши связи стремительно развиваются. Вот лишь пара последних примеров: инвестиция в размере 1 млрд. долларов при приобретении израильской компании NeuroDerm (купленной концерном Mitsubishi) и создание в Израиле научно-исследовательского центра японской компании NEC.
Но это далеко не все – интерес к Израилю и инвестиции в наше государство таких компаний, как Mitsubishi, Nissan, Yamato Scientific, All Nippon Airways, Sumitomo, Mitsui, IBA Japan, да и других, вырос за последние годы просто невероятно. Представители всех этих компаний и концернов буквально поселились в Израиле.
Все глубже проникает в израильскую экономику и Китай. Растут инвестиции, развивается туризм и в целом оба народа все больше обнаруживают для себя друг друга. Китайские авиакомпании уже открыли несколько новых маршрутов из Израиля в крупные города. Это отнюдь не было само собой разумеющимся. Но следует поблагодарить нашего врага, Махмуда Аббаса, чье дипломатическое вредительство и козни против нас в ООН вынудили нас активно искать новых партнеров на Востоке и в Африке, открывая для себя целые миры.
В 2014 году был принят закон об «имущественном фонде», закон о создании фонда для будущих поколений – от доходов государства за газ, которые должны быть отложены и не могут быть потрачены. Закон гласит, что многие миллиарды, полученные в качестве налогов за добытый газ, будут инвестированы только за границу, и лишь доходы от этих инвестиций могут быть использованы. Набор специалистов для управления этим фондом уже ведется, поскольку деньги туда уже стали поступать.
Этот фонд станет нашим могучим политическим мечом, точно так, как у Норвегии, например. Инвестиции будут соответствовать нашим политическим интересам, создавая, таким образом, искушение для стран поддерживать нас, или же становясь мечом для тех, кто захочет быть нашим врагом. И когда этот фонд дорастет до размеров в десятки миллиардов долларов, мощь его станет по-настоящему ощутимой, превращаясь в инструмент приобретения нами богатства и благосостояния.
Именно так воплотится идея той самой статьи «Торговый флот». Именно это навсегда избавит нас от пасмурных политических дней. Именно этот дуализм торгового соблазна и угрозы был в свое время названа римлянами силой «"меча и плуга» (Ense et aratro). Меч поддерживает плуг, но и плуг должен поддерживать меч.
Венецианская республика обогащалась благодаря торговле и своему контролю над морскими путями на протяжении почти тысячи лет, вплоть до XVI века. С годами, однако, она слабела, забыв об охране своих активов, пока, наконец, ее сила не ушла окончательно. Видеоролик – «Песня Рахель» Вангелиса. Урок, который мы извлекаем из печальной истории Венеции, состоит в том, что богатство обязано укреплять военную силу, и, разумеется, наоборот. В богатстве сокрыта опасность вырождения. Сказано в книге пророка Йешайу – «и перекуют они мечи свои на орала»", то есть одно вместо другого и так до скончания дней? Нет. «Мечом и плугом» – одно идет вместе с другим.
Каковы были последние слова венецианского историка и философа Паоло Сарпи (жившего между 1552 и 1623 годами), посвященными его родному городу Венеции?
– Esto perpetua, то есть – "живи вечно".

(см окончание)

Перевод: А. Непомнящий

Profile

надежда, вера. любовь
la_belaga
Лариса Белага

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel