?

Log in

На заметку
Оригинал взят у ipayless_il в С 1 июля по всему Израилю действует новая система оплаты в общественном транспорте

Связь_обрезанная.jpeg
С 1 июля по всей территории Израиля в общественном транспорте будет действовать система оплаты за проезд "электронный кошелек", включая железнодорожные маршруты.

"Эрех цавур" будет дополнять широкий спектр скидок и льгот на проезд, которыми смогут пользоваться сотни тысяч израильтян - владельцев карточки "рав-кав".

Министр транспорта и разведки Исраэль Кац также сообщил, что в ближайшие месяцы новая система скидок распространится и на иерусалимский трамвай.

КАК РАБОТАЕТ "ЭЛЕКТРОННЫЙ КОШЕЛЕК"?

На баланс карточки "рав-кав" вносится фиксированная сумма в размере 30, 50, 100, 150 или 200 шекелей.

Так же, как и билет на несколько поездок ("картисия"), "электронный кошелек" предоставляет скидку на проезд в размере около 20% для тех, кому не положены другие льготы.

Для тех, кому положена скидка в размере 33% или 50%, эта льгота сохраняется, как и прежде. При приобретении билета на фиксированную сумму в размере 30-ти шекелей, на баланс карточки "рав-кав" вносится сумма в размере 37 шекелей 50 агорот. Оплачивая фиксированный билет на сумму в размере 50-ти шекелей, на "рав-кав" начисляется 62 шекеля 50 агорот, 100 шекелей – 125, 150 шекелей – 187 шекелей 50 агорот и 200 шекелей – 250.

Школьники и владельцы пенсионных удостоверений, приобретая билет на минимальную фиксированную сумму в размере 30 шекелей, увидят, что баланс карточки "рав-кав" пополнился на 60 шекелей. Таким образом, предоставляется скидка в размере 50%. В этом случае, после начисления скидки, баланс на карточке "рав-кав" на фиксированный билет стоимостью 50 шекелей составит 100 шекелей, 100 шекелей – 200, 150 шекелей – 300 и 200 шекелей – 400.

Соответственно, с этой суммы будет взиматься полная стоимость билета, так как скидка предоставляется путем занесения на баланс карточки "рав-кав" удвоенной суммы. Например, пассажиру, пользующемуся общественным транспортом в основном в Тель-Авиве, иногда маршрутом Тель-Авив - Кармиэль, а также Тель-Авив-Иерусалим, не придется покупать разные виды билетов для каждого маршрута. Заплатив 200 шекелей за "электронный кошелек", на "рав-кав" зачисляется 250. Таким образом, предоставляется скидка в размере около 20%. За каждую поездку по любому из вышеуказанных маршрутов с этой суммы будет сниматься полная стоимость билета.

Баланс карточки "рав-кав" не ограничен сроком действия, и, если не используется, сохраняется за владельцем карточки до конца жизни. Денежный остаток "электронного кошелька" на "рав-кав" добавляется при внесении следующей суммы. Допустим, на вашей карточке осталось 2 шекеля. Внося следующие 30 шекелей, ваш баланс с начисленной скидкой составит 37,50+2=39,50. Таким образом, суммируются все внесенные вами деньги.

"
Электронный кошелек" позволяет внести определенную сумму денег на карточку "рав-кав" и упраздняет необходимость приобретать отдельный билет для поездок на разных маршрутах нескольких видов общественного транспорта по всей стране. Он позволяет оплачивать за проезд не только в рамках какой-либо тарифной зоны, а по всей стране. Он снимает ограничение карточки "рав-кав" на приобретение только восьми видов билетов на проезд.

Источник: NEWSru.co.il


Самые актуальные новости израильского рынка связи:
Блог IPayLess
Новости IPayLess
Телекоммуникации в Израиле

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2010, 66
В оригинале журнального зала фотографии Вани - ребенка и пожилого Исаака Солнцева.

Исаак Трабский
По-еврейски он Исаак, а по-русски Ваня
СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ
Исаак Трабский
К 65-Й годовщине Великой Победы
ПО-ЕВРЕЙСКИ ОН ИСААК, А ПО-РУССКИ ВАНЯ...
Тем, кому сейчас за шестьдесят, имя Ваня Солнцев, наверное, без труда напомнит детские годы, школьные уроки литературы и обязательную для чтения повесть Валентина Катаева "Сын полка". Знаменитый советский писатель во время Второй мировой войны был корреспондентом центральной военной газеты "Красная звезда". В одной из поездок на фронт в артиллерийском полку он встретил сироту – мальчика Ваню Солнцева, по словам которого его отец погиб на войне, а маму убили немецкие солдаты за то, что не хотела отдавать немцам единственную корову. Ваня вместе с солдатами и офицерами смело переносил все опасности и тяготы боевой обстановки. Его судьба заинтересовала Валентина Катаева, и в 1945 году он написал повесть "Сын полка", которая через год была удостоена Сталинской премии. В трудные и голодные послевоенные годы Ваня Солнцев стал кумиром для нас, "детей войны". А в моей офицерской памяти сохранились многие воинские части, куда были зачислены и "поставлены на все виды довольствия" подобные Ване "сыны полка" – сироты погибших на войне родителей, ребята из неблагополучных семей...
С той поры прошли десятилетия. Давно нет Советского Союза, и школьники не пишут сочинения о мальчике-фронтовике Ване Солнцеве. Всё меньше участников Великой Отечественной соберутся 9 мая, чтобы отметить 65 годовщину Победы и помянуть ушедших боевых друзей...

А вот что спустя годы здесь, в Америке, я узнал из дневников и воспоминаний, который оставил после себя Исаак Раков-Солнцев. Он родился в Москве. Своей настоящей фамилии не знает. Его, трёхлетнего ребёнка, с запиской, привязанной к маленькой ручонке: "Исаак, еврей, 2 июля 1930 г. Не дайте умереть," чужие люди сдали в детдом. Там из-за того, что ребёнок был конопатым и шустрым, его прозвали Солнышком. И фамилию дали "Солнцев". Когда немцы подошли к столице, детдому предстояла эвакуация на Урал. В документах Солнцев был записан Исааком, но воспитатели, боясь за его дальнейшую судьбу, изменили его редкое в России еврейское имя на русское – Иван. Но 11-летний сорванец не хотел уезжать в глубокий тыл. Вместе с другом Володей он решил бежать на фронт. На Белорусском вокзале они тайно залезли в товарняк и так добрались до Белоруссии. Остановились в доме пожилой женщины. Только долго жить у неё не пришлось: рядом были немцы. Ушли в Бобруйский лес, там рубили дрова, которые потом обменивали на хлеб и картошку. Исаак с Володей старались запомнить всё, что видели: где располагались немцы, сколько их, где сосредоточены пушки, танки... И когда разведчики артиллерийского полка наткнулись на "грязных, оборванных и голодных" ребят, они получили от них важные сведения, старательно записанные на полях школьных букварей. Этот необычный дневник удалось прочитать Катаеву и использовать при написании своей будущей повести.
Разведчики отмыли, приютили и полюбили шустрого и бесстрашного мальчика и дали ему имя "Ванька". Он стал сыном 8-го гвардейского артиллерийского полка, помогал на кухне, пас коров, ходил в разведку, однажды попал в плен к фашистам... С Ваней писатель на фронте встретился всего лишь один раз. Там же его и сфотографировал. Командир полка капитан Енакиев хотел его усыновить, но не успел: был смертельно ранен. В кармане его гимнастёрки артиллеристы нашли письмо, в котором была просьба позаботиться о судьбе Вани, сделать из него отличного солдата, а потом – и достойного офицера. И командование полка выполнило завещание командира, направило мальчишку в Суворовское училище. Однако там "сыну полка" строгие порядки не понравились.
И он бежит оттуда снова на фронт. Разузнал, где воюет полк, и догнал его.
Участвовал в боях на Курской дуге, за которые получил свой первый орден – Красную Звезду. Участвовал в освобождении Чехословакии, где был ранен и усыновлён военврачом эвакогоспиталя Маланьей Раковой. Эта добросердечная женщина дала Исааку отчество и фамилию своего погибшего мужа – офицера Платона Ракова. С той военной поры подкидыш Исаак стал Исааком Платоновичем Раковым-Солнцевым. К сожалению, вскоре приёмная мама погибла. А со своим артиллерийским полком "сын полка" дошёл до Берлина.
Но и после победы над Германией военная служба рядового Ракова-Солнцева не закончилась. В составе гвардейского артполка он участвовал в боях против Японии. Во время войны получил 12 ранений и контузию, которая отразилась на его слухе. Демобилизовался в 1951-м. Не имея никакой специальности, пришлось помотаться по стране. Посчитав, что только в армии будет кому-то нужен, он поступает на сверхсрочную службу. Однако в воинской части дали знать о себе ранения. В 1953 году приехал в Москву и устроился дворником. У Покровских ворот ему выделили "служебное" жилье – подвал.
Неустроенная жизнь подкосила и без того слабое здоровье фронтовика. Когда ушла жена Зоя, запил и начал искать однополчан, доказывая каждому собутыльнику, что он, Исаак Платонович, тот самый Ванька Солнцев из книги Валентина Катаева... Но ему не поверили и направили в психиатрическое отделение. Однажды начальник госпиталя, перечитав повесть "Сын полка", вызвал к себе больного и попросил подробней рассказать о его боевом пути. Молодой ветеран достал из своей фронтовой шинели подлинные документы, и все вопросы к нему отпали. А больные госпиталя зачастили в его палату за автографами. И медсёстры начали выдавать Исааку дефицитные лекарства за автографы...
После госпиталя, чтобы укрепить здоровье, он уехал на Украину, в село Софиевка Запорожской области. Еще раз женился. Родилась дочь. Только тогда понял, что нужна надёжная специальность. Окончив курсы комбайнёров-механиков, уехал на целину. Потом исколесил весь Советский Союз: работает в Казахстане, Азербайджане, на Донбассе, в Молдавии... Развёлся. За все эти годы личная жизнь у него не сложилась. Хотя женат был дважды, но при разводе оставлял супругам всё – и квартиры, и имущество... Любил многих, но всегда оставался один.
В своё время Ваня Солнцев был почётным пионером 46 городов бывшего СССР. В 1981 году на Свердловской киностудии режиссёр Георгий Кузнецов по мотивам повести Катаева снял кинофильм "Сын полка", который вслед за повестью подвигнул тысячи ребят к романтике суворовских и нахимовских училищ. Но началась перестройка, и о нём забыли. В Одессе инвалид войны второй группы со своей третьей и последней супругой, портнихой Клавдией Михайловной, поселился в маленькой лачужке на Ближних Мельницах. Завёл кошку. Из-за полученных ран, слабого зрения и слуха работать он уже не мог. Получал нищенскую пенсию. Жили бедно. Правда, в 1993 году Совет ветеранов войны пригласил Исаака Платоновича в Москву на встречу "сынов полков". Поехал, и к его пиджаку, рядом с орденами Красной Звезды, Отечественной войны 1 и 2-ой степени, медалями "За освобождение Варшавы", "За взятие Будапешта", "За взятие Берлина", "За победу над Германией", "За победу над Японией" торжественно прикрепили медаль "Сын полка". Знал ли ветеран, что к 60-летию Победы знаменитый столичный Детский музыкальный театр имени Натальи Сац поставит оперу "Сын полка"?

Жизнь Исаака Солнцева-Ракова понемногу стала налаживаться, когда в 1998 году он, вспомнив о своем еврейском имени и происхождении, встал на учёт в Одесский еврейский благотворительный центр "Гмилус хесед" ("Добрые дела"). Там к нему отнеслись очень доброжелательно. Ежемесячно начали привозить продукты, выделили полный комплект постельного белья. На зиму выдали теплую куртку и костюм. А когда супруга надолго слегла из-за инсульта, ей привезли ходунки, сантехническое кресло на колесах... Но это ей уже не помогло: вскоре она умерла.
– Разве здесь можно жить? – плакал одинокий старик в нищенской лачуге под постоянный грохот проходящего трамвая. Не дом, а настоящая тюрьма. Как не хочется здесь умирать... Исаак Платонович запил, и когда собутыльникам и дворовым мальчишкам надоедало слушать его фронтовые воспоминания, он брал в руки свой баян (трофейный, еще с той войны) и сквозь жалостливый плач хрипел: "За Родину, за Сталина!".
В конце жизни "сын полка" совсем "возвратился" в детство. Выходя на прогулку, забывал дорогу домой. Соседи в его лачуге отключили газ и электричество: боялись, что спалит дом. Пытались определить в дом инвалидов.
Однажды в сильный дождь на Пересыпи Исаака Платоновича сбил автомобиль. Ему отрезали ногу. И он умер, не дожив до 61-го Дня Победы, своего самого светлого праздника, ради которого отдал своё военное детство, юность и здоровье. Чужие люди похоронили его в военном кителе, без орденов и медалей, "чтоб не раскопали алкаши". Так в нужде и обиде на общество ушёл из жизни герой детства нашего поколения Исаак – Ваня с обещающей счастливое будущее фамилией Солнцев. Так бесславно погребена ещё одна легенда...



Анекдот для лингвистов

Автор: Артем Голиков

Источник: http://www.adme.ru/zhizn-dobro/anekdot-dlya-lingvistov-766260/ © AdMe.ru

Русский, французский и китайский лингвисты решили написать имена друг друга, каждый на своём языке.
- Моя фамилия Ге, - сказал француз китайцу.
- В китайском языке два иероглифа Ге, но, к сожалению, ни один из них не подходит для фамилии.
- Почему?
- Потому что один имеет значение «колесо», а другой передает звук, с которым лопается мочевой пузырь осла.
- А что плохого в колесе?
- Мужское имя не может быть круглым. Для твоего имени мы возьмем иероглиф Шэ, означающий «клавиатура», «корнеплод», «страница», а также прилагательное «бесснежный» и дополним его иероглифом Нгу, означающим мужской род. В конце я пишу иероглиф Мо - «девственный».
- Но это, мягко говоря, не совсем...
- Никто не будет считать тебя девственником, просто без иероглифа Мо иероглифы Ше-Нгу означают «сбривающий мамины усы».

- Хорошо, теперь я напишу твое имя.
- Моя фамилия Го.
- Отлично, я начну твою фамилию с буквы G.
- Что означает буква G?
- У нас, европейцев, сами по себе буквы ничего не значат, но чтобы проявить к тебе уважение, я поставлю перед G букву H - во французском она все равно не читается.
- Отлично! Дальше O?
- Нет, чтобы показать, что G - произносится как Г, а не как Х, надо после G поставить букву U, а также H - чтобы показать, что U не читается сама по себе, а только показывает, как правильно читать G, и буквы EY, показывающие, что слово не длинное и скоро закончится.
- Hguhey... дальше O?
- Нет, О во французском произносится как А или Ё, в зависимости от стоящих по соседству букв, ударения и времени года. Твое чистое О записывается как AUGHT, но слово не может кончаться на T, поэтому я добавлю нечитаемое окончание NGER. Вуаля!

Русский лингвист поставил бокал на стол, взял листочек и написал «Го» и «Ге».
- И всё?
- Да.

Француз с китайцем почесали в затылке.
- Хорошо, а какая у тебя фамилия?
- Щекочихин-Крестовоздвиженский.
- А давайте просто выпьем? - первым нашёлся китаец.

Русский кивнул и француз с облегчением поднял тост за шипящие дифтонги.






Мужество. Подвиг...
Они, разумеется, и не мыслили протестовать против зла. Особенно насилием. Скорее всего, осознание, что творится именно зло, пришло только тогда, когда коснулось оно непосредственно их самих, их семей... Но противление в духе так четко здесь было проявлено.
А главное, оно дало результат: тысяча спасенных жизней, и тысячи жизней в последующих поколениях.

Публиковала когда-то этот материал. Но фотографии памятника вижу впервые.

Безумству храбрых поем мы песню.

Женщинский бунт на Улице Роз, Берлин

Просто доброта

Смешная история, которая рассказана Артуром Дентом в третьей части знаменитого романа Дугласа Адамса, на самом деле произошла с самим гением фантастики в реальной жизни. О чем он и повествует в этом рассказе. А еще - прекрасный пример иллюзорной очевидности, к которой все мы так часто попадаем в западню. По случайности, концовка позитивная. А в реальности - сколько дров мы ломаем, полагаясь на "железную" очевидность...

http://fantlab.ru/work132006

Дуглас Адамс. Печенье
(смешная история из жизни писателя)

ccЭто действительно произошло с реальным человеком, и этим человеком был я. Мне нужно было сесть на поезд. Это было в апреле 1976-го в Кембридже, Великобритания. К поезду я пришел немного раньше, так как неправильно запомнил время.

Я пошел купить газету, чтобы поразгадывать кроссворд, чашечку кофе и пачку печенья. После этого я сел за стол.

Я хочу описать вам эту картину. Это очень важно, чтобы вы ясно ее представляли.
Стол, на нем газета, чашка кофе, пачка печенья. Напротив меня сидит парень хорошего обыкновенного вида в пиджачной паре с чемоданчиком.

Не было похоже, чтобы он собирался учинить что-либо странное. Но вот что он сделал: вдруг наклонился, взял пачку печенья, раскрыл ее, взял одно печенье и съел.

Должен сказать, что англичане очень плохо справляются с такими ситуациями. В их происхождении, воспитании или образовании нет ничего, что помогло бы научить их как обходится с человеком, который средь бела дня украл у вас печенье.

Вы знаете, что было бы, если бы это происходило в Лос-Анджелесе. Была бы стрельба, вертолеты, CNN, ну вы знаете…. Но, в конце концов, я поступил как англичанин: я просто это проигнорировал. Уставился в газету, сделал глоток кофе и подумал, что делать дальше.

В конечном итоге, я подумал, что это пустяки, сильно напрягся чтобы не замечать, что пачка уже открыта и взял оттуда печенье. Я думал, что это его образумит. Но нет, так как через мгновение он повторил свою выходку. Он взял еще одно печенье.

Не сделав никакого замечания в самом начале, было бы гораздо труднее говорить об этом после второй попытки. Это бы не сработало.

Так мы закончили всю пачку. Когда я говорю всю пачку, я имею в виду, что там было всего восемь печений, но это длилось целую жизнь. Он возьмет одну, я возьму одну, он возьмет, я возьму. Наконец мы закончили, он встал и ушел.

Мы обменялись многозначительными взглядами, потом он ушел, и я вздохнул с облегчением. Через пару минут прибывал поезд, я допил мой кофе, встал и поднял газету, под которой лежала… пачка с моим печеньем.

В этой истории мне больше всего нравится то, что где-то в Англии живет человек с полностью аналогичной историей, единственно, что у нее нет такого же конца как у моей.

Как много неизвестного происходит в мире, сколько неожиданных секретов, тайн! Вот еще одна интереснейшая история.

http://newrezume.org/news/2016-06-08-14813

Александр Непомнящий

Еврей, Судан создавший

Тарзан, он же генерал Джон, он же Давид Бен-Узиэль – африканский резидент «Моссада», за считанные месяцы перевооруживший, обучивший и превративший разрозненные отряды суданских сепаратистов в полноценные армейские формирования и ставший одним из отцов-основателей Южного Судана – в своих воспоминаниях раскрыл секретные детали спецопераций «Моссада» в Африке.


Давид Бен-Узиэль родился в Хайфе в 1935 году. Прозвище Тарзан, привязавшееся к нему на всю жизнь, он заслужил ещё в детстве после того, как спас тонущего друга из речки Нааман, протекающей между Хайфой и Акко. К началу Войны за независимость он жил с родителями в Иерусалиме. Его, 12-летнего, отказались брать в армию, но Давид все же добился своего, став курьером в иерусалимской молодежной роте ЭЦЕЛя – еврейского подпольного военного формирования. Пять лет спустя, отобранный вместе с ещё полусотней бойцов лично Ариэлем Шароном, Тарзан начал свою армейскую службу в знаменитом «подразделении 101» – первом израильском спецназе, продолжив ее затем в десантном батальоне и закончив уже в звании подполковника.

Бен-Узиэль успел побывать эмиссаром в ЮАР и Эфиопии, где служил военным инструктором, обучая бойцов армии императора Хайле Селассие. В 1968 году он был приглашен работать в «Моссад» и почти сразу вызван в кабинет к Цви Замиру, незадолго до того назначенному на должность руководителя этой спецслужбы. «Моссаду» срочно требовался человек, способный возглавить и осуществить сложную и особо секретную миссию в Африке. Бен-Узиэль, уже имевший опыт работы в странах этого континента, стал наиболее подходящей кандидатурой.
                                                             
***


  1. Судан получил независимость в 1956 году. Границы бывшей колонии, прочерченные, исходя из британских политических соображений, мало соответствовали реальным интересам населявших страну народов. В результате правящие на севере арабы-мусульмане начали насильственную исламизацию менее цивилизованного юга, в жителях которого – преимущественно христианах и язычниках-анимистах – они привыкли видеть лишь рабов. В 1963 году южане восстали. Небольшие, разрозненные и практически безоружные партизанские отряды, назвавшие себя «Анья-Нья» (змеиный яд) и возглавленные дезертировавшим из правительственной армии южанином Джозефом Лагу, пытались противостоять регулярным и хорошо экипированным войскам севера.

Подавление южан шло с невероятной жестокостью, включавшей массовые изнасилования и убийства жителей юга, выжигание дотла деревень и посевов. Без оружия, продовольствия и сплоченности в рядах «Анья-Нья» противостоять северянам было невозможно, так что восстание стало затухать. В отчаянии Джозеф Лагу начал искать помощи за пределами страны.<lj-cut>

Советский блок активно поддерживал северян. Запад был совершенно равнодушен к страданиям нищих жителей суданского юга. И даже соседние Уганда, Кения и Эфиопия при всей симпатии к единоверцам не решались вступиться за них. Единственное, на что они оказались способны, – посоветовали представителям Лагу обратиться за помощью к израильтянам. В те годы Израиль активно помогал многим африканским странам, видевшим в добившемся независимости и экономического успеха еврейском государстве – такой же бывшей британской колонии, как и они – пример для подражания.

Однако с Угандой, Кенией и Эфиопией израильское сотрудничество выходило далеко за рамки медицинской и сельскохозяйственной помощи и включало также оборонные вопросы и обмен разведданными. Это было частью разработанной основателем еврейского государства Давидом Бен-Гурионом так называемой «периферийной доктрины». Суть её состояла в следующем: чтобы ослабить или даже разорвать кольцо окружающих Израиль враждебных арабских режимов, надо заключать союзы с их противниками.

С точки зрения «Моссада» «периферийная доктрина» делилась на три сферы. К первой относились граничащие с вражескими странами и конфликтующие с ними неарабские государства региона: Турция и дореволюционный Иран в Азии, Эфиопия, Кения и Уганда в Африке. Во вторую вошли арабские страны на окраинах Ближнего Востока, опасавшиеся арабского национализма и готовые сотрудничать с Израилем, как, например, Марокко и Йемен. Третью составляли этнические группы и народы, проживающие во враждебных странах и угнетаемые арабами: курды, ливанские христиане и другие. Естественно, когда представители Южного Судана обратились к израильтянам с просьбой о помощи, глава «Моссада» не оставил ее без внимания.

***

В мае 1969 года Тарзан в сопровождении двух других агентов «Моссада» через Кению и Уганду нелегально проникли в Судан и встретились с Джозефом Лагу и бойцами «Анья-Нья». «Зовите меня Джон», – сказал им Бен-Узиэль. С тех пор этот псевдоним стал его визитной карточкой. Джон с товарищами были едва ли не первыми европейцами, впервые за много лет оказавшимися в этом районе Африки. Около месяца они изучали ситуацию на месте, встречаясь с повстанцами и вождями местных племен, пройдя за это время пешком около 300 километров, пробиваясь через тропические леса, а порой и напрямик через джунгли – иногда под палящим солнцем, а иногда под тропическими ливнями.

Выяснилось, что на всех бойцов сопротивления приходилось всего 250 единиц огнестрельного оружия и буквально считанное количество патронов к ним. У воевавшей с ними регулярной армии Судана были тысячи стволов, танки и даже самолеты, поставленные Советским Союзом, ГДР и Египтом. Естественно, местные жители страдали от нищеты, голода и эпидемий. Летом Джон с товарищами вернулся в Израиль, прихватив с собой Лагу.

Глава «Моссада» организовал Джону и лидеру повстанцев встречу с премьер-министром Голдой Меир. По её итогам правительство Израиля приняло решение начать оказывать военную и медицинскую помощь Южному Судану. Израильтяне поддержали сепаратистов не только для того, чтобы оттянуть на юг силы 30-тысячной суданской армии, не допустив тем самым ее участия в Войне на истощение против Израиля – Голда Меир вслед за «Джоном» Бен-Узиэлем была глубоко потрясена ужасающим положением, в котором находились преследуемые исламским террором народы этого региона. «Мы поможем вам, – сказала Голда Меир Джозефу Лагу, – а если вы когда-нибудь сможете добиться мира с северянами, мы не станем вам мешать».

***

Осенью Джон во главе новой миссии, в которую на этот раз вошел и бывший врач его парашютно-десантной бригады, доктор Эммануэль Шапиро, вновь перешел границу Уганды и Судана. Правда, на этот раз им, по воспоминаниям Бен-Узиэля, предоставили жуткие велосипеды, но все же облегчившие передвижение. В задачу группы входила организация на базе повстанческих отрядов полноценных армейских формирований, развертывание полевых госпиталей и обучение местных санитаров. Но на первом этапе необходимо было подготовить взлетно-посадочную полосу для легких самолетов, на которых планировали доставить военную технику и медицинское оборудование. При участии местных жителей, вручную, используя лишь местные примитивные мотыги, израильтяне сумели проложить в джунглях 800-метровую взлетно-посадочную полосу.

Когда все было готово, из Кении прибыл первый самолет с медикаментами и военным снаряжением: винтовками, пулеметами, минами, базуками, минометами, множеством боеприпасов и формой, доставшейся израильтянам в качестве трофея от сирийцев и египтян в Шестидневную войну. По распоряжению Джона вначале было разгружено медицинское оборудование. Вакцинами, доставленными в ящиках со льдом, были привиты младенцы, дети и бойцы. Затем раздали форму и оружие, повстанцы стали наконец-то выглядеть, как солдаты настоящей армии. Но закончилось всё шумными африканскими танцами, продолжавшимися до глубокой ночи.

А наутро начались изнурительные тренировки, продолжавшиеся долгие дни. Джон пользовался беспрекословным авторитетом. «Секрет» этого жесткого человека заключался даже не столько в знаниях и опыте, сколько в умении понимать и уважать своих подчиненных. А еще – в готовности разделить с ними абсолютно все трудности: жить в самодельных хижинах, отбиваясь от москитов, есть скудную местную пищу, совершать многодневные переходы через пустынные области без воды, утоляя жажду в илистых болотцах.

Джон обучал бойцов «Анья-Нья» тактике ведения партизанской войны, саперному делу, созданию цепочек снабжения. Израильские медики внедряли навыки оказания помощи раненым и вакцинировали местное население. Вскоре сепаратисты стали походить на регулярное воинское формирование. К зиме, пройдя 700 километров на север, бойцы провели ряд успешных военных операций и диверсий, лишая армию северян возможности свободно передвигаться по югу страны и внушая южанам, что теперь есть сила, способная защитить их от произвола мусульман.

Параллельно Джон стал помогать Джозефу Лагу в создании гражданского управления, налаживать контакты с вождями племен из других областей Южного Судана, использовать СМИ для информирования населения, шаг за шагом закладывая, таким образом, основы для фундамента государственности. В мае 1970 года Джон инициировал встречу в Аддис-Абебе, на которой лидеры удаленных друг от друга районов Южного Судана, впервые встретившись между собой, начали координировать свои действия, а заодно познакомились с политическим руководством Эфиопии. Летом того же года, когда на Южный Судан обрушились сразу две эпидемии – черной оспы и желтой лихорадки, – израильские пилоты доставили вакцины и медикаменты и спасли многие тысячи жизней.

Созданная Джоном армия постепенно научилась воевать самостоятельно. Как раз в начале 1972 года разочарованный поражениями своего войска президент Судана Джафар Мухаммед Нимейри согласился на проведение под эгидой эфиопского императора Хайле Селассие переговоров о прекращении гражданской войны и предоставлении югу страны автономии. Миссия Джона закончилась. «Что бы ни стало дальше с “Анья-Нья”, вы были её архитектором, – написал на прощание в 1972 году Джозеф Лагу в благодарственном письме Давиду Бен-Узиэлю. – Вы создали её из ничего, и мы всегда будем помнить Ваш вклад в это великое изменение». Всё же путь до обретения окончательной независимости Южным Суданом был ещё долог – это произошло лишь в 2011 году. Израиль признал новое государство одним из первых, на следующий же день.

***

«Моссадом» деятельность Бен-Узиэля также была признана чрезвычайно успешной. Впоследствии выяснилось, что египтяне и суданцы-северяне рассматривали присутствие израильтян в Южном Судане как прямую угрозу источникам Нила, берущего своё начало именно там и являющегося важнейшей водной артерией для обеих стран. На самом деле Израиль никогда не собирался перегораживать истоки Нила, понимая неосуществимость подобного проекта с инженерной точки зрения. Однако не знавшиевсего враги Израиля восприняли появление агентов «Моссада» на юге Судана как грозное и жёсткое предупреждение. Как заметил потом один из руководителей военной разведки, «расходы на операцию оказались меньше стоимости одного французского истребителя».

***

Оставив Судан, Бен-Узиэль продолжил работу в «Моссаде» и несколько лет гонялся по Европе за арабскими террористами. А на рубеже 70-х и 80-х годов он вновь вернулся в Африку, чтобы организовать тайную репатриацию в Израиль эфиопских евреев, ставших заложниками сменившегося в стране режима. В этой роли Тарзан получил широкую известность в Израиле. При этом большинство в стране даже не догадывалось о том, откуда у отставного десантника столь обширные познания о жизни и устройстве этой части Африки.

В середине 90-х Бен-Узиэль вышел в отставку и занялся частным бизнесом. А в 2011 году, после провозглашения независимости Южного Судана, он был приглашен в столицу государства, город Джубу, где его чествовали как настоящего героя, чуть ли не отца-основателя страны. За свой вклад в создание государства Джон получил почетное звание генерала южно-суданской армии.

В прошлом году Бен-Узиэль опубликовал книгу «По поручению “Моссада” в Южном Судане. Оперативный дневник», раскрывшую подробности его тайной миссии в Африке. И в том же году 80-летний отставной разведчик совершил 300-километровое восхождение в горах Эфиопии. На этот раз – исключительно для собственного удовольствия.

</lj-cut>

Самое забавное здесь наблюдать ошеломленные лица жюри этого кулинарного конкурса, которым пришлось услышать нечто, полностью отбрасывающее их уверенное восприятие себя, как защитников прав угнетенных.
<p><a href="https://vimeo.com/131652887">Sara Zoabi</a> from <a href="https://vimeo.com/user5171071">Israel Muse</a> on <a href="https://vimeo.com">Vimeo</a>.</p>

МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=8198
Распечатать

«Я арабка, мусульманка, сионистка…»

Элеонора Шифрин, Иерусалим

Эти слова прозвучали из уст Сары Зоаби в программе израильского телевидения…


Год назад Интернет "взорвал" 16-летний израильский араб по имени Мухаммад Зоаби (на снимке). На трех языках - арабском, иврите и английском - парнишка обратился к арабским террористам, похитившим израильских подростков, Нафтали Френкеля, Гилъада Шаера и Эяля Ифтаха (да отомстит Господь за их кровь), с требованием отпустить их на свободу. В тот момент еще не было известно, что террористы убили всех троих через несколько минут после похищения. В своем обращении Мухаммад также заявил всему миру, что он - сионист по убеждениям и гордится своим израильским гражданством. Записав свою поразительную по четкости и смелости речь на фоне израильского флага, Мухаммад запустил ее в мир через Facebook.

Вскоре стало известно, что он является достаточно близким родственником депутата Кнессета Ханин Зоаби, печально прославившейся своими антиизраильскими выступлениями в поддержку "освободительной борьбы" арабских террористов, участием в террористической флотилии на корабле "Мави Мармара", а также заявлением, что похищение подростков не является актом терроризма.

Через несколько дней после того, как запись с обращением Мухаммада разошлась в Интернете, он стал получать угрозы, и на его жизнь было совершено покушение. В конце концов, парню пришлось уйти в подполье. Как стало известно позднее, на какое-то время его приютила семья одного из израильтян, ставшего жертвой арабских террористов, а потом ему удалось получить американскую визу и уехать в США.

25 июня газета Algemeiner опубликовала сообщение, из которого следует, что Мухаммад - не единственный сионист в своей семье. Его мать по имени Сара Зоаби, которая еще в прошлом году выступила в поддержку своего сына, недавно получила шанс заявить о своих взглядах во всеуслышание. И она этого шанса не упустила. Принимая участие в совершенно неполитическом теле-шоу - конкурсе поваров MasterChef Israel, Сара Зоаби, жительница арабского города Нацерет на севере Израиля, ответила на вопрос членов жюри, попросивших ее представиться: "Я арабка, мусульманка, израильтянка и гордая сионистка".

Члены жюри, среди которых, судя по их реакции, сидели израильтяне левых взглядов, чуть не попадали со своих стульев. Придя в себя, один из них попросил ее уточнить, что она имеет в виду, и рассказать более подробно о ее национальной принадлежности и взглядах.

"Я верю в право еврейского народа на свою собственную страну, на государство Израиль, на Святую землю", - четко и громко ответила эта простая женщина, помешивая одновременно в сковородке приготовляемое ею блюдо.

"Я уверена, что мои зрители скажут: "Ты что, рехнулась? Как ты можешь говорить, что ты сионистка?". Я хочу сказать всем арабским гражданам Израиля, что им пора проснуться, - продолжила Сара, одетая скорее как религиозная еврейка, чем как арабка. - Мы живем в раю. В сравнении с другими странами, с арабскими странами - мы живем в раю".

Относительно своей верности Израилю она сказала, что у нее нет другого государства и нет другого флага, которые бы ее представляли. "Со всем уважением к арабскому народу, это не является предательством. Я никогда никому не причинила зла".

Об Израиле она сказала, что нет другой страны, где она могла бы пользоваться такой свободой, как в Израиле. Она заявила также, что 100 процентов израильских арабов, если бы им предоставили выбор, предпочли бы жить в Израиле, а не под палестинским управлением. "Никто не согласится. Я в этом уверена, - сказала она. - Я знаю, мне это будет дорого стоить. Так же, как это стоило моему сыну. Я мать арабского мальчика Мухаммеда Зоаби, чьей жизни угрожали и который столкнулся с угрозой смерти за высказывание своего мнения".

Мухаммад появился снова на своей странице в Facebook после полугодичного перерыва в январе 2015 г. В своем посте он написал, что необходимость скрываться явилась частичным результатом его попытки "показать миру истинное лицо обычных арабов и мусульман, которым просто осточертели их коррумпированные лидеры с их безграничной ненавистью".

По сути, семья Зоаби, где на одном фланге - не побоявшийся сказать правду беззащитный мальчишка Мухаммад и его героическая мама Сара, а на другом - защищенная парламентской неприкосновенностью пособница террористов Ханин Зоаби, отражает ту подспудную, невидимую для широкого мира гражданскую войну, которая происходит в арабском обществе Израиля. Мухаммад и Сара показали всему миру, что есть в этом обществе люди, не боящиеся говорить правду, несмотря на смертельную опасность. Можно не сомневаться в том, что за ними - множество солидарных с ними людей, которые просто боятся заявить об этом вслух.











Израиль с любовью

"В очередной раз до глубины души впечатлена израильской медициной"
<a href="http://isralove.org/load/22-1-0-61?utm_source=link">В очередной раз до глубины души впечатлена израильской медициной</a>


Причем дело вовсе не в новейших технологиях или супер-лекарствах. Я просто потрясена отношением персонала больницы Ассута к маленьким пациентам. Нашей Лизке назначили небольшую операцию. Ничего особенного, пупочная грыжа. До четырех лет здесь ждут, что само рассосется, а если надежды не оправдались - устраняют этот небольшой дефект. Две недели назад хирург ощупал живот нашей дочки, сказал, что придется оперировать и назначил дату...

Ночь накануне я не спала, изводя себя мыслями на тему - много ли она будет плакать, как ей будет страшно, а не потеряет ли она доверие к маме и папе, отдавшим ее злым дядькам со скальпелем в руках.

И вот сегодня в 11 утра мы, как и было назначено, появились на пороге детского хирургического отделения. Встречал нас клоун. Красный нос, ботинки 53 размера, шляпа. Когда он снял ее в знак приветствия, и на лысине обнаружился Губка Боб, даже я,несмотря на свои нервы, чуть не прыснула от смеха. Но нашу Лизуню клоунадой не возьмешь. Во-первых, она побаивается странно одетых людей, во-вторых, ей был понятно, что что-то тут не так. Утром я предупредила ее об операции, и хотя она слабо представляла, что это такое, но извечный страх перед «людьми в белых халатах» (в Ассуте, кстати, халаты зеленого цвета) привел ее в состояние тихой истерики. Поэтому Лиза из вежливости скроила слабое подобие улыбки и тихо сказала мне «можно, он уйдет?». Клоун совершенно не обиделся и подарил Лизе светящуюся черепашку на веревочке. Лизка немного потеплела и согласилась порисовать вместе с девушкой-аниматором. Та тоже лишнего к Лизке не приставала, просто села рядом с ней и принялась увлеченно изображать цветочек. Лиза совершенно неожиданно для меня нарисовала клоуна. Пока она была увлечена творчеством, я заполняла всякие бумаги, отвечала на вопросы медсестер, короче, занималась разного рода формальностями. У нас взяли номер телефона, чтобы информировать о ходе операции.

Лизуня не без опаски переоделась в симпатичную синюю пижамку. Халат, бахилы и шапочку принесли и мне.

К нам подошла приветливая анестезиолог. Лизуня с гордостью продемонстрировала ей свои новые шлепки, та с неподдельным интересом рассмотрела их и отпустила несколько комментариев. Потом парой слов с нами перекинулся наш хирург, почтенный профессор Виноград.

Я наслаждалась каждой минутой Лизкиного благодушия, с ужасом предвкушая, какой рев поднимется, когда она поймет, что ей предстоит, когда ее будут скручивать и отдирать от меня..... Она и правда испугано захныкала, когда за нами пришли... Привычная к таким сценам медсестра сказала: «возьмите-ка ее на руки и идите за нами». Мы шли по коридорам, я несла на руках испуганную Лизку, сердце мое билось со скоростью, наверное, 200 ударов в минуту, но я отчетливо чувствовала, что Лизкино сердечко трепыхается еще чаще.

Я внесла Лизку в операционную, где ждала бригада -все, кроме нашего профессора, русскоговорящие. Лизкино настроение портилось с каждым мгновением, я внутренне сжалась, готовясь к борьбе с собственным ребенком....Лизка вцепилась в меня мертвой хваткой и набрала полные легкие воздуха, чтоб заорать, но уже знакомая анестезиолог Наташа протянула нам маску еще без газа со словами «понюхайте, чем пахнет». Я поднесла маску к лицу - совершенно отчетливо пахло клубникой! Глядя на меня, Лизуня тоже согласилась и прислонила маску к своей мордашке. Анестезиолог быстро подключила трубу с клубничным газом. Лизка дернулась и бросила на меня полный паники взгляд, но Наташа вдруг сказала ей «ой, смотри, мультики про Дору!» мы вместе с моей девочкой взглянули в направлении Наташиной руки....полстены в операционной занимал экран, который показывал мультфильм! Сначала я подумала, что тоже нюхнула веселящего газа, ну не может такого быть!
Оригинал взят у grimnir74 в Натан Щаранский: лицом к лицу. Эксклюзивное интервью с блогером
12660295_1033320190063147_280132406_n

Когда мне предложили взять интервью у главы Еврейского Агенства Сохнут Натана Щаранского, я, признаться, удивился: я ведь не журналист, а простой блогер. Интервью, бывало, писал, давал, но не брал. Однако отказываться от такой возможности было глупо и я начал готовиться: первым делом скачал книгу Щаранского "Не убоюсь зла", приступил к чтению и начал смотреть ролики интервью и документальных фильмов о нем.

Мы ведь в первую очередь знаем его как создателя партии "Исраэль ба-Алия", министра, депутата. Все знают, что он был узником Сиона и боролся с советской системой, но это отошло на второй и даже на третий план. Ну было и было. Да прошло. Живем-то сейчас.

А вот я как раз по натуре историк - мне было интересно именно то, как он боролся с КГБ, как он стал сионистом. Да и повод какой - 30 лет со дня его репатриации (11 февраля).

Для меня это человек-легенда. Кидайте в меня камнями, кто его не любит, но он - герой. Кто знает историю его жизни, тот согласится.
Беседа с ним для меня, как для Путина - пострелять из маузера Дзержинского. Причем прямо в его же присутствии. Так что ничтоже сумняшеся я отпросился с работы (спасибо, Оля и Женя) и поехал в Иерусалим.

Встретил меня Давид Шехтер, который как раз и организовал это интервью (тоже интереснейший человек и борец за дело сионизма), и провел в здание.

Дом этот исторический сам по себе. Ждали мы Щаранского, кстати, всего минут 5 - только кофе и успели попить да пару фоток сделать, в первом кабинете правительства Израиля. В конце поста я покажу фотографии.
Давид мне показывал, где там был тайник от англичан еще во времена мандата. А сам Щаранский занимает кабинет, где некогда работал Бен-Гурион.

И вот мы вошли на интервью. Щаранский нас поприветствовал, вышел из-за своего стола и мы сели рядом за столом для гостей. Он посмеялся над моей попыткой величать его по имени-отчеству, и предложил обращаться на израильский манер, по имени - Натан. Мне было не совсем привычно, но я честно пытался.

Мое журналистское оборудование ограничивалось компьютером, где я написал вопросы, и телефоном, на который я собирался записывать интервью и который как раз решил отключиться.

Пока я его включал, Щараский предался воспоминаниям о своем первом интервью. Это было в 75-ом году, иностранные журналисты и диссиденты свозили аппаратуру со всей страны, тайно и скрываясь от слежки в течение 2 месяцев.

Так началась наша беседа.

Read more...Collapse )

Почта принесла

Почта принесла. Без комментариев.

Алексей С. Железнов
Воздух Монмартра кружил и пьянил,
Вокруг парижанки - умны и игривы,
И дух круассанов в кафешку манил.
Вдруг видит: ротвейлер, огромный и злобный,
Напал на девчушку, с которой гулял.
Турист, как любой человек благородный,
За девочку грудью немедленно встал.
Десантник в запасе, собаку большую,
Руками он голыми смог задушить,
Девчонку в больницу, в крови, но живую,
Скорее забрали, чтоб раны зашить.
Вокруг журналисты, как мухи к варенью,
Толпою слетелись - как спрыгнули с крыш.
"Месье, как зовут вас"? - Кричат с умиленьем,
"Таким парижанином славен Париж."
"Увы", - улыбнулся турист, - "я не местный",
"Не важно", - кричат, - "вы француз и герой".
"Да я не француз, мне б остаться безвестным".
"Ну нет - вся Европа гордится тобой"!
"Узнает Париж, Копенгаген, Варшава,
Как девочку ты от чудовища спас.
Тебя не минёт уваженье и слава,
Газеты напишут об этом тотчас".
"Я ж вам говорю - я не житель Европы.
Я гость из Израиля, старый солдат."
В момент округлились писак телескопы,
И каждый шагнул потихоньку назад.
"Мы правду расскажем народу любую,
В пристрастии нас чтоб никто не корил.
Как бедной малышки собачку родную,
Израильский монстр жестоко убил".


Макс Лурье
Три новости сегодняшнего дня.
Как не двинутся после этого рассудком - сам удивляюсь.

1. ХАМАС грозит пожаловаться в ООН и другие международные организации на
отказ Израиля поставлять цемент для строительства диверсионных туннелей.

2. Родственники террориста, получившего пулю в голову при попытке теракта в
Хевроне, требуют от Израиля компенсацию за "внесудебную казнь невинного
палестинца". На специально созванной пресс-конференции они заявили, что
намерены обратиться в израильский суд, а если потребуется - дойти до
Международного трибунала в Гааге.

3. Лидер "Танзим" Маруан Баргутти, отбывающий пять пожизненных заключений за
убийства израильтян, официально выдвинут на Нобелевскую премию мира.
Самое же печальное состоит в том, что есть немало шансов на "положительное
решение" по всем трем пунктам.

Profile

надежда, вера. любовь
la_belaga
Лариса Белага

Latest Month

July 2016
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel